Мой интимный блог

Моя первая измена. Часть 2

Если вы читаете это, то скорее всего уже знаете, как все началось. Если нет — рекомендую прочитать первую часть (вот она), потому что без нее вы мало что поймете. А я продолжу рассказывать

Наутро я проснулась в непонятном состоянии и совершенно без настроения. Попа болела после всего, что пришлось испытать ей ночью. На часах было около 11-ти утра, я взяла телефон и написала смску Славе о том, что уснула вчера и не слышала телефон. После чего, я села на кровать и, оглядев вчерашнее место нашего с Мишей секса вздохнула и пошла в душ.

В голову все лезли воспоминания о вчерашней ночи, они вызывали чувство глубокого стыда. Было ощущение, что мной просто воспользовались, а я повелась на какую-то эмоцию и сама была рада такому. Вода плавно стекала по моему телу, пока я стояла и думала обо всем этом и с каждой секундой горечь совершенного безумства приходила ко мне все отчетливее, мне хотелось провалиться под землю. Зачем я это сделала? Я снова и снова задавала этот вопрос и всякий раз боялась ответить себе честно и прямо. Я боялась признать, что меня безумно возбуждала мысль об измене, но сейчас совесть взяла меня в свои руки и не давала словам правды разливаться по моему сознанию, освобождая меня от чувства стыда. Мне было больно и мерзко от того, что позволила Мише увидеть себя такой, ведь теперь в его глазах из милой подружки я превратилась в развратную потаскуху. И как он со мной теперь будет общаться? Будет ли вспоминать эту ночь? Говорить мне что-то о ней? Может, шутить? О нет, лучше бы он молчал, пожалуйста, пусть он будет молчать…

Выйдя из душа, какое-то время разглядывала свое тело в зеркало, осматривая формы в целом, раздвигая ноги и разводя ляжки. Я пыталась осознать, что все это Миша видел вчера, и ко всему этому имел прямой доступ, чтобы получать удовольствие. Самое страшное, что мы можем увидеться, если бы это была мимолетная встреча, я бы просто забыла, выкинула это из головы, но тут придется общаться дальше.

Разлагаемая этими мыслями, я оделась и почувствовала себя немного лучше. Одежда заставляла меня ощутить себя более защищенной и уверенной, не знаю, почему так. Какое-то время я еще сидела на кровати, думая, стоит ли вообще выходить из номера, вдруг я встречу Мишу где-то в отеле, но в итоге чувство голода победило и я аккуратно вышла за дверь и спустилась в столовую, его там не было завтрак заканчивался и многие столы уже пустели. За одним из них сидела моя тетя со своей новой знакомой. Я взяла еду и подсела к ним у стенки, чтобы меня было труднее увидеть.

— Что с тобой такое? У тебя какой-то измученный вид — спросила тетя, отодвигая тарелку с недоеденной картошкой фри и пристально глядя на меня.

— Да все хорошо, просто плохо спала — ответила я, стараясь выглядеть максимально беззаботной.

— Да? Ну ладно — сказала тетя, я видела, что она не особо поверила, но доставать меня ей не хотелось — мы с Таней пойдем сейчас на базар, пойдем с нами, если хочешь, купишь себе что-нибудь, глядишь, настроение поднимется.

— Хорошо — я была готова на все, лишь бы не сидеть в отеле, где может гулять Миша.

Мы с тетей и ее новой подругой Таней излазили весь местный рынок, я купила себе новый купальник, солнцезащитные очки, футболку и еще всяких мелочей типа браслетиков и прочего. Мое настроение и правда поднялось. Ближе к обеду стало очень жарко и мы вернулись в номер, я кинула вещи к себе, после чего пошла к тете, где мы с ней и ее подругой несколько часов сидели и болтали обо всяком. Я уже и забыла о Мише и, когда женщины решили, что надо бы вздремнуть, спокойно, без всякой опаски пошла в свой номер.

Постель была заправлена, на одеяле стоял белый лебедь, сложенный из полотенца, значит заходила горничная, а я совсем забыла оставить ей чаевые. Я вышла на балкон и взглянула вниз, там я увидела Мишу, который шел в сторону пляжа. Значит, на море идти не надо. Я легла на кровать, не расправляя ее и принялась думать, чем бы заняться. Не удивительно, что через пару минут я задремала и проснулась только через несколько часов от стука в дверь.

Спросонья я по-привычке на автомате встала с кровати и открыла, на пороге стоял Миша в светлой футболке, шортах на резинке и сланцах.

— С тобой все в порядке? Тебя весь день не было на пляже — спросил он, заглядывая мне через плечо в номер, видимо, надеясь увидеть там причину моего отсутствия на пляже

— Да, все хорошо, просто ходила с тетей на рынок, а потом вот уснула. У тебя как дела?

Дела у Миши были хорошо (еще бы), он предложил пойти погулять и я согласилась. Вообще, сначала я хотела отказаться, но потом решила, что тогда будет слишком заметно, что я волнуюсь после вчерашнего, поэтому, чтобы поддержать легенду о том, что у меня все нормально и я не придаю никакого значения вчерашней ночи, я согласилась. Эта мысль так быстро промелькнула в моей голове, что я даже не успела ее толком осознать, но мне казалось, что так будет правильно.

Мы снова пошли гулять по городу, разговаривали уже меньше и несколько более сдержанно, чем вчера, видимо, Миша тоже не знал, как теперь к этому относиться, но о нашей ночи он не сказал ни слова, что меня устраивало. Под вечер, когда мы возвращались в отель, он взял меня за руку, и я растаяла. Так приятно было чувствовать себя в его большой теплой мягкой ладони, переплетать с ним пальцы и идти по теплому турецкому городу. Мне не хотелось думать о вчерашней ночи, но при этом я позабыла о стыде и жалости. Звонил Слава, которому я отвечала, что все хорошо, я не голодная, гуляю, отдыхаю, скоро пойду спать. Но спать, понятно, я не собиралась.

Вернувшись в отель, мы с Мишей устроились у бара, где пили вино и общались с барменом турком, который неплохо научился понимать русский язык. Бармен слегка флиртовал со мной при Мише, которому это, похоже, не очень нравилось, и через какое-то время Миша предложил мне прогуляться по территории отеля. Мы шли, держась за руки, где-то за столиком у бассейна сидела моя тетя в компании новых знакомых и громко смеялась, мы она даже не заметила нас, и это хорошо — думала я.

Мы зашли на темную тропинку, которая вела на детскую площадку, Миша остановил меня и, развернувшись ко мне лицом, резко прижался ко мне губами, я от неожиданности попыталась вырваться, но он крепко держал меня, а его губы уже впивались в мои, пытаясь заставить меня открыть рот и впустить его туда. Я снова дернулась и тут же почувствовала, как его рука схватила меня за волосы, резко задирая мою голову, а влажные губы тут же начали скользить по моей шее, оставляя на ней мокрые следы. Я опять попыталась оттолкнуть его, но он схватил мою руку и потянул ее к своему члену и, с силой приложив через шорты к нему мою ладонь, начал водить ей вниз-вверх, лаская ей себя. Я чувствовала его большой плотный орган через ткань и у меня началась паника, я не знала, что с собой делать и как быть. Миша, воспользовавшись моим замешательством, отстранился от меня, взял меня за руки и потащил к небольшому домику, где хранились всякие инструменты для персонала. Я плелась за ним, чуть не падая, он завел меня за угол этой пристройки в кусты, там пахло сыростью и травой.

Он взял меня за волосы и, с силой потянул вниз, давя свободной рукой мне на плечо. Меня всю сковало от резкой боли и я повиновалась ему. В полумраке я увидела, как перед моим лицом спускаются до колен шорты и трусы, из которых вываливается большой член, пахнущий потом и каким-то особым мужским запахом. Он стоял прямо перед моим лицом и через секунду Мишина большая ладонь опустилась на него, оголяя головку. Я почувствовала, как рука опустилась мне на голову, придерживая ее, а Миша, сделав пару коротких шажков ко мне, движением таза прижал член к моим губам и с силой надавил на них. Я сдалась и, открыв рот, впустила его.

Миша начал молча ритмично трахать меня в рот, держа одной рукой за голову, а другой рукой придерживаясь за стену. Его горько-соленый член опустился на мой язык и я послушно терпела его вкус. Я не знаю, что я чувствовала в тот момент. Мне не было приятно, но я и не хотела останавливать его. Я как будто смирилась с этим и просто ждала, когда все закончится. Мне не хотелось этого, но странным образом хотелось подчиняться сильным рукам Миши, которые крепко держали меня за голову. Я старалась ловить воздух носом и через уголки рта, когда его член совершал обратное движение, от этого моя слюна быстро начала капать на землю, попадая мне на колени, которые начали остро болеть. Он входил в меня на всю длину и его мокрые от пота и моей слюны яйца, прижимались к моему подбородку, оставляя влажный след, который холодил кожу, когда они снова отрывались от моего лица. Мне казалось, что все мою лицо уже залито слюной. И, наверно, это было правдой, потому что пару раз он вынимал свой член из моего рта и, глядя на меня, ударял и водил им по моему лицу. Я морщилась, но терпела, что-то во мне сломалось и я просто хотела, чтобы он поскорее кончил.

У меня в кармане зазвонил телефон, я знала, что звонит Слава, но ничего не могла сделать и просто стояла на коленях, ублажая Мишину похоть. Через какое-то время я услышала его глухое сопение, я чувствовала себя вещью, какой-то машиной для доставления удовольствия, мне хотелось одновременно кончить и расплакаться. Тут мягкие и сильные руки вцепились в мою голову с новой силой, я услышала глухой вздох  мой рот начала наполнять сперма. Миша сливал все в меня, наблюдая как его белая жижа в полумраке вытекает из моего рта, падает на футболку, на мои ноги. Я старалась проглотить все, чтобы не заляпаться, но у меня не получалось. Я помогала себе руками и, если с лица и ног ее собрать удалось, то на футболке остались пятна.

— Что ты наделал? Я вся заляпалась — все что я смогла из себя выдавить — Мне нужно срочно переодеться.

Я встала на ноги и сняла футболку, под ней был купальник. Миша, глядя на меня, опустил свою руку на мою грудь и сильно сжал ее.

— Пойдем, мне нужно отнести ее в номер — сказала я, убирая его руку от себя.

Мы поднялись ко мне, и как только я закрыла за нами дверь и сделала шаг в комнату, я почувствовала, как Мишина рука потянула за узелок моего купальника, он развязался и упал на пол. Я обернулась и тут же Мишины губы прижались к моему соску, он затягивал его в рот, обнимая меня одной рукой, а другой стягивал с меня шортики вместе с трусиками. Мокрая от моего пота и выделений ткань купальника отделилась от моей киски, и я поняла, что ходила в душ утром, весь день гуляла по жаре, да еще и спала в одежде, я на самом деле вся грязная и потная. Я снова попыталась вырваться, но Миша оказался сильнее и, сумев снять с меня все, потащил меня голую к кровати.

Усадив меня на кровать, он встал передо мной и, бесцеремонно спустив шорты, начал плавно и размашисто дрочить прямо перед моим лицом.

— Ты хочешь его?

— Хочу… — тихо отвечала я.

— Тебе он нравится?

— Да… — я не знала, что ответить, я правда очень хотела его.

Мира вокруг не существовало, только я, Миша и мое грязное и животное желание секса с ним, которое я осознала в тот момент.

— Будешь моей шлюхой?

— Да, буду…

— Кто ты?

— Твоя шлюха…

В шортах на полу снова зазвонил телефон, но для меня его не существовало. Миша придвинулся ко мне, взял меня за подбородок ладонью и, глядя мне в глаза, ласкал себя перед моим лицом, разглядывая мое тело.

— Ты красивая. Очень. Чего ты хочешь?

— Чтобы ты кончил… — другого я сказать не могла, я слишком хотела этого.

— Повтори это

— Я хочу, чтобы ты кончил…

— Еще

— Я хочу, чтобы ты кончил мне в рот…

— Да, хорошая девочка.

— Пожалуйста, кончи мне в рот, я прошу тебя…

Я так завелась, что начала просить его об этом. Миша возбужденно глядел на меня, лаская себя все быстрее, а я повторяла эти слова снова и снова. Наконец, он начал кончать. Подставив головку к моему рту, он аккуратно сливал в меня все, а я послушно глотала. Миша смотрел на меня, выдавливая последние капли мне в рот, и глубоко дыша.

— Пойдем в душ — тихо предложила я, и мы отправились в душ.

В кабинке было тесно, поэтому мы стояли вплотную друг к другу. Миша целовал мою грудь, пока я, сдерживаясь от стонов удовольствия, намыливала его тело. Я развернула его к стенке кабинки лицом, а сама прижалась к его спине грудью. Мои ладони намыливали его член и яйца, в то время, как я целовала его спину и шею.

Я смывала с него пену, пока он мылил и ласкал меня, после чего он поставил меня под душ лицом к стеклу, прижался сзади с резко вошел в мою киску. Я расползлась по стенке душа руками, не зная, за что ухватиться. Я бы упала, если бы Миша не прижал меня к стеклу, и не начал быстро и жестко трахать. Шум воды немного заглушал мои стоны, но я все равно слышала, как они эхом отражаются от стен. Я чувствовала член Миши в себе, и мне хотелось его еще и еще. Я закрыла глаза и почувствовала, что кончаю, но Миша не останавливался и продолжал все также ритмично трахать меня. Мне казалось, что я сливаюсь с ним в единое целое под струями душа. Я кончила несколько раз, после чего он вышел из меня, мы вытерлись и пошли обратно на кровать.

Миша целовал мое тело везде, где только можно, его губы и руки доставляли мне неземное удовольствие, я хватала его за волосы, стонала и кричала от одного бесконечного оргазма, который залил все мое тело своей волной. После долгих ласк, Миша снова был сверху и снова входил в меня, а я, вцепившись ему в спину продолжала стонать еще громче, повторяя его имя и прося его еще и еще.

Мы горячо целовались и я давала ему брать себя в пяти или шести разных позах, которые сменяли друг друга по кругу. В моей жизни до этого никогда не было ничего подобного, я даже не представляла, что можно кончать столько раз. Миша грубо брал меня и мне нравилось отдаваться ему, чувствуя себя в приятном плену, когда он прижимает мое тело к кровати, а когда я была сверху, я контролировала его удовольствие своими движениями и могла сама наблюдать, как мутнеет его взгляд, когда я начинаю двигаться быстрее, стонать, а моя грудь раскачивается и трясется перед ним так, что он не успевает ухватить ее губами. Когда же я поняла, что он уже на пределе, я слезла с него и, взяв в рот его член, принялась усердно ласкать его. Я проявила всю свою нежность и страсть, отсасывая ему, и его оргазм не заставил ждать. Я жадно глотала каждую каплю, высасывала из него все, выгнув спину и задрав попу, как кошка. Миша привстал на локтях и с приоткрытым ртом наблюдал за тем, как я это делаю, а я, проглотив все, что из него вытекало, нежно улыбнулась ему и продолжила ласкать его губами. Когда я, придерживая чуть опадающий член, начала целовать его яйца, я почувствовала, как его большая ладонь плавно гладит меня по голове, сам же он откинулся на кровать и, закрыв глаза глубоко дышал.

Как мне нравилось целовать его там… Я чувствовала губами его потухающую плоть, опустошенную в мой ненасытный рот секундами пульсирующего оргазма, который подарила ему я. Всасывая в себя его яйца, я начала трогать руками его головку, играться с ней, то открывая, то снова пряча ее за крайнюю плоть. Это было минутное блаженство, которое мне хотелось растянуть как можно дольше.

Мишины руки потянули меня вверх, я поднялась к нему и, когда встретилась с ним лицом, он начал целовать меня. Он впервые поцеловал меня после минета. Я снова почувствовала его язык у себя во рту, он обнял меня, прижав к себе и не отпускал, влажно целуя мои губы. Он как будто хотел проглотить меня, и я, не сопротивляясь, охотно поддавалась его губам, проникая в него языком. Я пылко целовала его и стонала от чувства бесконечного кайфа, мне казалось, что звуки нашего поцелуя наполнили всю комнату и, отражаясь от стен, как бы второй раз напоминают мне о нем. Его руки снова забегали по моему телу.

— Все, хватит, Миша — оторвавшись от его губ, шептала я — Прекрати, пожалуйста…

— Я хочу еще — тихо проговорил он.

Резким движением он уложил меня на спину и его голова устремилась вниз, его руки раздвинули мое ослабшие ножки пошире и через мгновение я почувствовала, как его губы впились в мою киску. Он целовал мою щелочку, проникая в нее языком и бегая им там, затем его губы прижались к ней чуть выше, захватывая клитор, а его язык начал беспорядочно теребить его. До этого момента я и не думала, какое напряжение успело скопиться у меня внизу живота, и оно начало выходить из меня с громкими протяжными стонами. Я вцепилась пальцами в простыню, сильно скомкав ее, выгнула спину, и еле выговаривала: «да, да, Миша, хватит, пожалуйста… Да, еще, Миша, о боже, да…». Он ласкал меня губами и проникал пальцами в мою киску, шевеля ими там, как будто трахая меня. Это было что-то невообразимое, я подумала, что умру.

В тот момент я почувствовала, как его влажные и скользкие пальцы проникают в мою попу. Я расслабила ее, позволяя ему оказаться там. Он целовал мою киску, растягивая попу своими пальцами, она еще немного болела со вчерашнего дня, но я не могла сказать ему об этом, меня переполняло удовольствие и я просто закрыла глаза и чувствовала, как эта боль от Мишиных проникновений врезается в меня изнутри мучительно монотонным жжением, а его пальцы, не чувствуя моих сладких страданий упорно скользят внутри, не желая прекратить эту горячую пытку. Я начала приходить в себя, когда Миша оторвался от меня и, перевернув меня на живот, сел сверху и стал вводить в мою попу свой член.

— Миша, не надо, у меня там все болит — тихо взмолилась я.

— Терпи — шепотом сказал он мне на ухо, прислонившись к моей спине своей грудью.

Я снова почувствовала острую тянущую боль и, прикусив губу, застонала. Миша крепко держал меня, навалившись сверху и его плоть неумолимо проникала в меня все глубже и глубже, оставляя за собой неудобное ощущение инородного тела. Он начал плавно трахать меня в попу. В моих глазах все поплыло и потемнело от боли и усталости, я просто лежала, отдаваясь ему и чувствовала, как он целует мои плечи, спину, щеки, как он, взяв меня за волосы языком пытается коснуться моим губ. Я уже ничего не соображала и просто была живой вещью на его члене, которая бьется в бесполезных конвульсиях и стонах, даря еще большее удовольствие своему владельцу. Длинный полуоргазм растянулся по моему телу, я даже не знала, что я чувствую, так я была вымотана всем этим бесконечным кайфом, тепло предоргазменное ощущение было в моем теле, а потом мягко и незаметно перетекло в финальную стадию.

Из этого забытия меня вырвали Мишины руки, которые, подняв меня на колени, обнимали мое уставшее мокрое тело. Я стояла на коленях, на кровати своего номера в отеле, а Миша, стоя сзади, трахал меня в попу, обнимая меня. Его рука сильно сжала мою грудь, я развернула голову к нему и мы слились в долгом поцелуе. Вдруг Миша отпустил мои губы и начал тяжело дышать мне в рот, я снова застонала от переполнявших меня чувств. Он застонал и я услышала, как он вполголоса говорит: «Да, Света, еще немного, да, молодец, да…» — следующие слова сорвались на стоны и их нельзя было различить. Я простонала в ответ, глядя ему в глаза и снова закусив губу, от боли, которой наградили меня ускорившиеся движения Миши.

Он не мог кончить, хотел, но не мог, ему не хватало амплитуды и скорости движения. Он плавно оттолкнул меня от себя, поставив раком и принялся сильно драть меня в попу, я кричала, сладкая боль сменилась настоящей пыткой, я старалась расслабить попу, но это плохо помогало из-за его быстрых и глубоких движений. Временами он выходил из меня, плевал на ладонь, растирая слюну по члену и снова приникал внутрь. В номере раздавались громкие шлепки и мои стоны, Миша же сосредоточенно молчал, быстро и уверенно натягивая мое измученное тело на свой член.

Вдруг он резко вышел в меня, толкнул на спину и сел мне на живот, придавив меня своим горячим телом. Он трогал меня за грудь, за лицо, его пальцы залезали мне в рот и я послушно сосала их и целовала его ладонь. Я видела, как Мишина рука быстро и беспорядочно скользит по его члену, он убрал ладонь с моего лица, еще раз провел ей по моей груди, размазывая по соску мою слюну, растирая его. Я была полностью сосредоточена на его члене и, услышав его короткие стоны, закрыла глаза и широко открыла рот. Я почувствовала, как капли его спермы мягко падают на мою грудь и на лицо. В рот попало не очень много, но, открыв глаза, я увидела Мишин живот и его член, последние капли с которого он выдавливал мне в рот. Выжав из себя все, он слез с меня и лег рядом. Я взяла его за руку и мы какое-то время просто лежали с ним, слушая дыхание друг друга.

Прошло несколько минут и я, отпустив его руку, пошла в ванную. Встав перед зеркалом я разглядывала свое измученное тело, по которому еще стекала Мишина сперма, поблескивая при свете лампы. Мои волосы были растрепаны, на груди, животе и попе проступали красные пятна. В душ идти не было никаких сил, поэтому я просто умылась, вытерлась мокрым полотенцем, вернулась на кровать и сразу же уснула.

 

Когда я проснулась, солнце уже стояло высоко и жара просачивалась в номер через открытую дверь балкона. За окном была слышна привычная возня отеля: отдаленные обрывки чьих-то веселых диалогов, плеск воды в бассейне, иногда разбавляемый звоном посуды. Я лежала абсолютно голая, свернувшись на боку, пошевелившись, я почувствовала сырость между ног и в подмышках, по моей спине тоже стекала пара капель пота. Все таки спать на жаре — не самая гигиеничная идея. Все тело болело, оно еще было вымотано этой ночью, внизу живота неприятно тянуло, как будто из меня что-то выжимали. Я обернулась назад, Миша спал рядом, он тоже лежал на боку, отвернувшись от меня. Я лежала и смотрела на его спокойное теплое тело, мне хотелось просто смотреть. Стыда я уже не чувствовала, я приняла себя такой рядом с ним. Пусть я буду такой только здесь и сейчас, уже можно, раз уж так случилось и обратной дороги нет — думала я.

Полежав еще какое-то время, я встала с кровати, взяла с пола шорты, достала из кармана телефон и кинула их на стул, батарея телефона была почти разряжена, на экране были уведомления от звонков Славы и его смсок. Я положила его на тумбочку, воткнув провод зарядки, и еще раз посмотрела на спящего Мишу. Он лежал все так же спокойно, его некогда большой и крепкий член сейчас сдулся и аккуратно висел, спрятав головку под крайнюю плотью. Я вернулась к кровати и села на то место, где спала, мне было очень хорошо и спокойно, на часах было пол-первого и на завтрак мы уже опоздали, а значит, можно не торопиться.

Я услышала, как позади меня заворочался и проснулся Миша, я обернулась к нему и улыбнулась. Мне хотелось ему улыбаться. Он слегка улыбнулся в ответ и, повернувшись ко мне, провел ладонью по моей спине, я спокойно смотрела на него, он подполз ко мне и поцеловал мою талию. Я развернулась к нему, закинув одну ногу на кровать. Миша протянул руку к моей промежности и, разглядывая ее, начал водить пальцем по моей щелочке вверх-вниз.

— Миша, не надо, у меня все болит — со смешком в голосе сказала ему я.

— У меня тоже — ответил он и, дернувшись в мою сторону, повалил меня на кровать.

Мы боролись с ним минут пять, в конце концов я сидела на животе у Миши, а он, глядя на меня, потянулся руками к своему члену. Я обернулась и увидев, как он ласкает себя, закусила нижнюю губу, сдвинулась тазом назад, он же, в свою очередь, направил мою попу вниз и, придерживая член рукой, посадил меня на него киской. Когда он вошел, я снова почувствовала эту приятную наполненность, которая отдавалась в сердце ощущением бесконечной близости. Я наклонилась к Мише и мы долго целовались, пока он плавно двигался во мне. Я старалась прочувствовать каждый сантиметр его органа, поэтому виляла попой взад-вперед, чтобы прочувствовать его давление со всех сторон. Миша придерживал меня за попу и нежно ласкал мою грудь.

Я оторвалась от его губ, поднялась, упершись ему в грудь и, снова закусив нижнюю губу начала ритмично двигать тазом на нем. Боль внизу живота снова начала сменяться возбуждением, а комната снова наполнилась хлюпаньем моей киски. Через несколько минут боль вернулась в мое тело, я поняла, что больше не могу, поэтому слезла с его члена и принялась сосать его, облизывая его ствол и постукивая головкой по языку. Я делала это особенно нежно, стараясь максимально растянуть его удовольствие. Миша смотрел на меня, и мне нравился его полный желания взгляд.

Мы валялись на кровати и ласкали друг друга несколько часов, наши потные, немытые тела сплетались в поцелуях и самых интимных прикосновениях, это был настоящий рай, мне не нужно было никого и ничего, кроме него. В этих порывах страстной нежности я сначала вновь позабыла о Славе, но, вспомнив, решила ответить на его смску. Я писала ему ответ, лежа на животе, пока Миша лизал и целовал мою попу, его мокрый и скользкий язык упирался в мой анус, пока я писала: «У меня все хорошо, вчера просто уснула и все проспала, сейчас пойду на море». Мы провалялись так до вечера, изучая тела друг друга. Миша кончал несколько раз, а я всякий раз послушно глотала.

К вечеру мы были сильно истощены и безумно хотели есть, поэтому решили привести себя в порядок и спуститься на ужин. После ужина мы долго гуляли по городу, на следующий день Миша должен был уезжать, и мне хотелось насладиться каждой минутой пребывания с ним. Поздней ночью мы пришли к нему в номер, где он снова взял меня, на этот раз, нежно, как будто я была его любимой девушкой. Я была так вымотана этими несколькими днями, что плохо помню эту ночь. Помню только его прерывистое дыхание и какие-то обрывки слов, которые я шептала ему в страстном забвении.

 

На следующее утро меня разбудил Миша. Он собирал вещи и скоро должен был уезжать. Я пошла к себе в номер, чтобы привести себя в порядок и когда вернулась, он уже собрал вещи в чемодан на колесиках и проверял по номеру, ничего ли не забыл. Мы почти не разговаривали, и когда сидели в ожидании автобуса, я старалась не смотреть на него, потому что боялась, что не выдержу и заплачу. Мы держались за руки и обменивались редкими фразами ни о чем. Автобус пришел, Миша поцеловал меня в губы и, помахав мне рукой, зашел внутрь.

Я проводила его автобус и пошла к себе в номер. Несколько часов я плакала, потом, немного успокоившись, позвонила Славе. Я чувствовала себя безумно виноватой перед ним. Даже не виноватой… Такого слова наверно еще не придумали, как я себя чувствовала. Миша стал для меня островком какой-то другой жизни, жизни без ограничений, только удовольствия, близость и бесконечное море чувств. Пока он был рядом, я была внутренне спокойна и даже не хотела думать, что у меня есть какая-то иная реальность. Он был моей отдушиной и бесконечно глубоким колодцем эмоций, которые я могла черпать из него безостановочно. И теперь меня этого лишили. Как будто выдернули его из меня, оторвав вместе с ним часть какой-то внутренней теплоты и радости.

Я чувствовала пустоту и горечь. Я жалела о своих поступках и об этой большой измене, но в том смысле, что я жалела, что есть другая реальность, в которой этот мой порыв считается изменой. Я хотела, чтобы этого мира не было, а был этот бесконечно летний и беззаботный остров, где есть я, Миша, отель, жаркий город и море. В том месте мне не пришлось бы жалеть, не было бы вины, и все поступки были бы правильными. Но вместо этого меня снова окунули в это болото, где я страшно накосячила и теперь должна нести груз этой вины всю оставшуюся жизнь.

Но, вместе с этим, я чувствовала, что что-то внутри меня сломалось. Я как будто перешла ту черту, после которой никогда не стану прежней. Тогда я еще не понимала этого, вернее, понимала наверно, но гнала от себя эту мысль. Я испытывала странное чувство во время своих измен, это не было похоже на привычный секс, в этом была какая-то загадка, которую хотелось разгадать. И, возможно, это непонятное чувство чужого мужчины стало для меня чем-то нераспробованным до конца и, оттого, особенно интересным.

Я думала об этом, сжимая в руке телефон с набранным номером. Пошли гудки и через несколько секунд я услышала знакомый голос Славы.