Мой интимный блог

Моя ошибка в темноте. Секс с другом

Дает ли темнота право на ошибку? Когда мантия света спадает с твоих плеч, а все вокруг погружается в бесконечную ночь, и ты на секунду становишься совсем одна. Ветреная, молодая, прекрасная…

Это, наверно, один из самых странных случаев в моей жизни. Произошел он в середине декабря прошлого года, я тогда только-только начинала встречаться с Андреем (тот самый молодой человек, с которым у нас сейчас «все сложно»). Даже не начала, у нас был, так называемый, «конфетно-букетный» период, когда мы уже активно симпатизируем друг другу, но еще вроде бы держим какую-то дистанцию. Андрей часто встречал меня из универа, и мы сидели где-нибудь в местом кафе, или просто гуляли по городу и болтали о всяком.

Кроме Андрея за мной пытался ухаживать еще один парень, он был тоже, как и Андрей, на год старше меня, его звали Дима. С ним я познакомилась еще когда училась в школе, мы вместе ходили на курсы подготовки для поступления в университет. У нас было довольно много общих интересов, и долгое время мы просто общались, у него была девушка, да и вообще он всегда относился ко мне скорее как к подруге. Меня это устраивало, поскольку я тоже особо не засматривалась на него. Но вот их отношениям пришел конец, и он уже который месяц пытался подкатить ко мне.

В принципе, Дима был неплох, но наверно слишком сильно старался мне угодить. В нем как будто не хватало самостоятельности, и он всегда готов был поддаться. Мне льстило это, как девушке, но в этом не было какой-то интриги, поэтому я просто принимала его симпатию, как должное. Тем более, он тогда входил в нашу компанию, общение вошло в привычку и особо не напрягало. Да и в целом его любили и уважали, он умел быть душой компании, и в шутку нас с ним за глаза даже успели «поженить» из-за того, что он не скрывал своего отношения ко мне.

Начало

Стоял вечер пятницы, довольно прохладный и снежный. Мы с ребятами собирались посидеть у нашей общей подруги Леры, родители у нее уехали за город, а ее оставили одну дома. Конечно же с нами должен был быть и Дима, который решил взять на себя роль организатора и заранее подготовить продукты и алкоголь. И, конечно, он позвал меня идти с ним за покупками. Я согласилась, потому что тоже была заинтересована в том, чтобы все прошло хорошо, и чтобы он не купил чего-то не того. В общем, весь вечер мы с Димой ходили по магазинам и спорили, что брать, а что не надо. Наконец, мы все купили, и когда пришли к Лере, заждавшиеся гости встретили нас с легким недовольством.

Всего нас было человек 15, у Леры была большая 4-комнатная квартира, и мы были явно не в тесноте. Алкоголя было не очень много, но вечеринка была бурной и веселой. В самом ее разгаре мне позвонил Андрей и предложил увидеться, но я отказалась, заверив его в том, что со мной все хорошо и я просто хочу провести время с друзьями. Сейчас мне кажется, то лучше бы я тогда согласилась и провела время с ним, но тогда мне просто было весело.

Однако, веселье как-то довольно быстро закончилось и все потянулись кто куда. Одним надо было домой, другие хотели ехать в клуб и звали нас с собой, но я отказалась. У меня как раз были месячные и куда-то ехать в таком положении не очень хотелось, да и вообще я не то чтобы сильно любила подобные заведения. Поэтому к ночи остались самые преданные и стойкие. Мы сидели на кухне и просто общались: Лера, Дима, я и еще двое наших друзей Таня и Егор, они долгое время встречались и тоже больше любили душевные посиделки с разговорами, чем шумные места.

Довольно скоро Таня и Егор засобирались домой, но Лера уговорила их остаться на ночевку и выделила им комнату своей сестры. Ребята начали потихоньку готовиться ко сну, мы же продолжили сидеть на кухне и вполголоса обсуждать получившийся вечер. Минут через пятнадцать Лера, широко зевнув, сказала, что тоже пойдет спать, а нас с Димой оставляет за главных. Мы с посидели еще минут десять, допили вино и пошли тоже искать место для сна.

На выбор у нас осталось две комнаты: гостиная и комната родителей Леры. В гостиной из пригодной для сна мебели был только диван, который из-за небольших размеров казался ужасно неудобным для лежащего человека. Мы пошли в родительскую комнату, где стояла большая кровать и, не долго думая, не снимая одежды, улеглись по разным ее сторонам. В принципе, вполне стандартная ситуация для домашних посиделок компанией, когда люди под ночь расходятся спать, куда придется. Но в этой ночи чувствовалось что-то особенное. Дима щелкнул выключателем лампы.

 

Темнота

Сначала мне казалось, что я провалилась в какую-то черную бездну, но когда глаза привыкли к темноте и начали различать предметы, я снова узнала спальню родителей Леры. Дима ворочался у меня за спиной, я же лежала без движений и просто смотрела на дверь. Тиканье настенных часов ритмично отмеряло секунды тишины, которая воцарилась в комнате. Я почувствовала себя неуютно. То ли из-за того, что лежала в одежде, то ли из-за месячных, а может потому что рядом был Дима. А может все вместе. Свой эффект накладывало еще и допитое вино, которое начало подбираться к голове.

-Ты уже спишь? — Нарушил тишину Дима.

-Нет — тихо отозвалась я. Странное чувство наполняло меня, сложно было его выразить.

-Может поговорим?

-О чем? — Я не слышала своего голоса, он звучал где-то, но не здесь.

-Да есть о чем — Дима с громким шуршанием покрывала пододвинулся ко мне, его ладонь опустилась мне на талию.

Я обернулась и взглянула на его силуэт в темноте. Я понимала, чего он хочет, весь день он был очень услужливым и пытался завоевать мою симпатию, делая для меня всякие мелочи, вроде придерживание дверей, помощи в переноске вещей, да и вообще он постоянно крутился рядом.

-Так о чем ты хочешь поговорить? — Спросила я, предполагая ответ.

-Ты сегодня такая красивая — начал Дима и немного замялся. Ему не хватало смелости, но он всячески делал вид, что это просто такая манера речи — мне очень приятно находиться рядом с тобой, да и всегда было приятно, ты мне нравишься — наконец выдавил из себя Дима.

Я молчала, не зная, что сказать. Он был приятным парнем, но не больше, и я боялась как-то его обидеть. Видимо, мое молчание прозвучало для него, как сигнал к действию, и он приступил. Я почувствовала, как его рука обнимают меня, его лицо потянулось к моей шее и через секунду я почувствовала прикосновение его сухих губ к своей коже. Ладонь Димы заскользила по моему животу, легла на пряжку ремня моих джинсов и попыталась проникнуть между моих ног. Я стиснула ноги, прижимая колени к груди и постаралась вырваться, но Дима крепче схватил меня и снова попытался засунуть свою ладонь мне между ног.

-Не надо, отпусти, у меня месячные! — Шепотом грубо сказала я.

-Извини, я не знал — ответил Дима и убрал руки — просто ты нравишься мне, и я подумал, что я тебе тоже.

Он все также лежал, прижавшись к моей спине, но теперь было чувство, что он боится сделать лишнее движение. Мне стало жаль его и, вместе с этим, немного неловко. Дима уткнулся носом мне в шею, и я чувствовала, как его дыхание ударяется мне в спину, растекаясь по ней. Я закрывала глаза и все внутри перемешивалось, терялось чувство реальности, алкоголь отдавал внутри приятным головокружением, а к низу живота подступало теплое возбуждение.

Я думала об этом и не знала, куда себя деть. Мне было интересно тело Димы, мне хотелось бы увидеть его без одежды, посмотреть, как он реагирует на меня, его возбуждение. Но мне не хотелось никакой близости, между нами как будто была стена, прозрачная с одной стороны, и я позволяла себе смотреть на него сквозь нее, а ему этого не должно было достаться.

В какой-то момент рука Димы снова опустилась мне на талию, а его губы начали аккуратно касаться моей шеи. Он был пьян, и меня начало заводить это его пьяное и наивное желание. Он продолжал гладить и целовать меня, я выгнула спину и подалась ему навстречу, в это время он приподнялся и начал целовать мою шею сбоку, доходя до подбородка. Я сдавленно застонала и почувствовала, как его ладонь сжимает мою грудь. Тут я застонала громче, Дима одним движением руки развернул меня на спину, и его губы впились в мои. Он пах алкоголем и желанием, я отвечала на его поцелуй, принимая эти ласки.

Я знала, как он горит, чувствовала, как замирает его сердце, когда он трогает мою грудь, понимала, что сейчас он желает только меня. Я тонула в нежности, откинув голову назад и глубоко вздохнув, я поняла, насколько пьяна, мысли в голове путались. Руки Димы были повсюду: они пролезали под футболку, касаясь моего голого тела и оттягивая бюстгальтер в попытке коснуться моих сосков, они расстегивали пуговку на моих джинсах и скользили по моим трусикам. Я вцепилась в простыню, мое дыхание сильно участилось, мне казалось, что еще немного и я закричу, но давила это до последнего, только изредка позволяя себе короткий вздох в голос.

-Нет, Дима, пожалуйста, у меня месячные, не трогай там — вполголоса взмолилась я.

-Я не могу, я хочу тебя… — его голос дрожал, он был так же пьян и возбужден, как и я.

Я почувствовала, как его ладонь касается моего копчика и, отодвинув джинсы и резинку трусиков, ложится на мою попу. Его пальцы уперлись в мой анус, в то время, как его губы сомкнулись и потянули в себя мочку моего уха. Сзади я услышала возню, короткий и звонкий звук расстегивающейся ширинки, после чего Димины руки потянули мои джинсы вниз и я ощутила, как теплая и твердая головка его члена уперлась в мою ягодицу.

-Дима, нет, я не хочу — я попыталась вырваться, но он схватил меня, прижав к себе. Я почувствовала, как его горячий член уперся мне в спину.

-Света, я хочу тебя, я хочу сделать это…

Я не хотела, чтобы он входил в меня. Хоть я и была сильно возбуждена и пьяна, но мне не хотелось его. Мне доставляли удовольствия эти ласки, я хотела кончить, но без него. Чтобы он не видел моих оргазмов и не знал, что они принадлежат ему.

На секунду его руки ослабили хватку, и мне удалось вырваться из них, после чего я обернулась к нему. Мы лежали друг напротив друга, тяжело дыша. Я видела, как его штаны были приспущены, а я его член стоял. Я не могла его разглядеть, видела только силуэт, он был небольшим, но стоял ровно и твердо.

Дима смотрел мне в лицо. Не знаю, как хорошо он меня видел, но мне казалось, что он смотрит мне прямо в глаза. Возбуждение немного отхлынуло и я снова испытала чувство жалости, но уже под каким-то другим углом. Эта жалость немного заводила меня и была скорее даже не жалостью, а пониманием и сожалением. Вместе с этим я понимала, что все это не закончится и надо что-то делать, потому что свою порцию ласк, как мне казалось, я уже получила.

Его руки потянулись вниз, он уже спрятал член обратно в трусы, которые сильно оттопыривались и начал натягивать джинсы, как мои руки остановили его. Сложно сказать, почему я это сделала, но мое пьяное сознание говорило мне, что я хочу этого. Я взяла его за ладонь, убрала ее и, сама достав его член из трусов, взяла его в кулак. Дима продолжал смотреть на меня.

-Ты хочешь этого? — спросила я. Мне казалось, мой голос выдавал мое опьянение и слова звучали как-то коряво.

-Да.

Я сползла вниз, член Димы оказался прямо напротив моего лица. Я посмотрела вверх и увидела силуэт Димы, который наклонился, наблюдая за мной. Я могла различить отдельные черты лица, его нос, скулы и брови. Мне захотелось провалиться на месте — зачем я это делаю? Снова посмотрев на его член, я закрыла глаза и взяла его в рот.

Он был горько-соленый и твердый, но при этом создавалось впечатление его нежности и аккуратности формы. На его головке не было крайней плоти, он был обрезан. Не смотря на то, что он был небольшим, он легко заполнил мой рот, а сосать его было легко и удобно. Я делала это без чувства, просто механически двигала головой, придерживая его ствол колечком из двух пальцев. Мне захотелось поскорее закончить, но было уже поздно. И меня отчасти начала возбуждать эта мысль, мне нравилось быть такой заложницей обстоятельств, на которые меня толкнул мой пьяный рассудок. Эта унизительная предрешенность и роль меня как любовного объекта Димы в форме угождения его похоти.

-Да, Света, да… — зазвучал его голос откуда-то сверху.

-Тише, разбудишь всех — прошептала я.

Мой голос был каким-то слишком нежным, и мне самой стало неловко от этого. Эти слова были произнесены на придыхании, как будто сквозь стон. Мне не хотелось, чтобы Дима понимал, насколько мне на самом деле нравится эта роль. Но по-настоящему я боялась только того, что кто-то услышит нас и поймет, что здесь происходит.

-Милая, подожди, мне не удобно — вполголоса сказал Дима. Это прозвучало как-то унизительно, с его мягкой интонацией, он как бы владел ситуацией и контролировал свое удовольствие, которое дарил ему мой ротик.

-Хорошо — также мягко на выдохе произнесла я и снова ощутила эту неловкость от собственного голоса.

Мне хотелось, чтобы Дима не придавал значения нашему диалогу, а просто получал удовольствие. Как будто меня нет. Точнее, как будто я есть только в его фантазиях.

Он заворочался и перевернулся на спину, я полезла следом за ним, мое лицо оказалось над его членом и я снова взяла его в рот. Я продолжала механически бесчувственно сосать его. Дело не в том, что мне не хотелось быть чувственной, напротив, меня заводило это и очень хотелось открыться. Просто, мне не хотелось показывать этих чувств Диме. Мне было проще переживать это чувство внутр себя, чем обнажать его. Это звучит странно, ведь в моем положении наверно должно было быть уже все равно, как именно делать минет.

Только сейчас я поняла, что у меня ужасно сильно стучит сердце. Мои руки затряслись от волнения, но я продолжала делать это. Я как будто была на краю мира и вот-вот нужно было шагнуть за край, в неизвестность. Мои движения были нарочито мягкими и сосредоточенными, чтобы не выдать эту странную дрожь. Я не знала, пьяна я или нет, все в голове перемешалось. Волосы, свисающие с моей головы, мешали мне, периодически попадая в рот, тогда я подняла голову и, собрав их в пучок, обратилась к Диме:

-Подержи волосы — мой шепот предательски дрожал, как и мои руки, но мне уже было все равно.

-Да, давай — Дима снова унижал меня своим голосом. Он снова звучал откуда-то сверху, подчиняя меня себе.

Он взял меня за волосы и я снова принялась сосать ему. Мои губы уже успели запомнить все особенности его плоти, поэтому двигались плавно и уверенно. Я слушала его тяжелое дыхание и ни на секунду не смела поднимать головы, чтобы не увидеть его, смотрящего на меня. Мои губы принялись ласкать его головку, в ответ на что он засопел еще сильнее. Я помогала себе рукой, размашисто водя кулаком по мокрому от моей слюны стволу. Эти медитативные действия заставили меня снова на секунду забыться.

Вдруг Дима начал резко вздыхать, схватил меня за волосы и потащил вверх. Он поднял мою голову и я увидела в темноте его согнувшийся в области живота силуэт, я по прежнему не видела его лица, но могла разглядеть его широко открытый рот и раскрытые глаза, смотрящие прямо на меня. Возбужденная, я дышала неровно, с еле заметными стонами, моя рука продолжала сжимать его член, мои губы резко пересохли от частого и обрывистого дыхания.

Тут я почувствовала, что его член начинает пульсировать в моем кулаке и через секунду мне в лицо ударила теплая густая струя. Я почувствовала, как она растекается по моему лицо и стекает по ладони, держащей его ствол. Дима застонал и упал на кровать, а я вскочила и, нащупав в темноте сумку и достав из ее кармана влажные салфетки принялась быстро вытираться.

-Прости — сказал Дима своим обычным голосом.

-На, вытрись — я кинула ему салфетки и быстрым шагом направилась в ванную.

 

Короткая вспышка

Вспышка света озарила мое лицо. Лампочка, зажженная в ванной вернула меня к прежней жизни. Я с ужасом смотрела на себя в зеркало, не понимая, зачем я это сделала.

Он же теперь не отстанет от меня — думала я. Но внизу живота предательски таилось то самое возбуждение. Я снова и снова прогоняла внутри эти пару десятков минут, в постели с Димой и моя голова кружилась от осознания этого безумства и моего возбуждения относительно него.

Я смотрела на себя в зеркало и видела растрепанные волосы и немного покрасневшее лицо. В этом была какая-то красота, я нравилась себе такой, и от этого мне становилось еще более унизительно. Как я вообще могла себе такое позволить? Хотелось закрыть лицо руками и провалиться сквозь землю.

Зашел Дима. Мы посмотрели друг на друга несколько секунд, и я, не в силах вынести этот позор, вышла из ванной, сделав шаг в темноту и захлопнув за собой дверь.

 

Снова в темноту

Я прошла по коридору в сторону кухни. Мне хотелось пить, все во рту пересохло. Возле гостевой комнаты я остановилась, за дверью раздавались какие-то звуки. Подойдя к двери я услышала приглушенные стоны Тани и голос Егора, который выдавал какие-то короткие фразы. Затем послышался шлепок, Таня застонала громче и попросила еще. Мне очень хотелось посмотреть, но я бы не решилась открыть дверь, поэтому я просто стояла и слушала. Судя по звукам, Егор жестко драл Таню, периодически ударяя ее.

Простояв так несколько минут, я услышала, как Дима выходит из ванной и поспешила на кухню, чтобы он не застал меня за этим занятием.

На кухне в темноте сидела Лера и смотрела в окно. Когда я вошла в комнату, она обернулась и молча посмотрела на меня. Она была одета в ночной костюм, состоящим из мягкой рубашки и штанов, ее волосы были расплетены, а аккуратные ступни упирались большими пальцами в холодный пол. Лера была немного полнее меня, у нее была крупная красивая грудь и сочная попа. Я отчасти завидовала ее телу, мне всегда хотелось иметь формы попышнее, но в целом я любила себя и могла смириться с этим и воспринимать это желание, как простой каприз.

-Почему не спишь? — спросила я первой

-Не спится — Лера смотрела на меня, оглядывая с ног до головы, как будто видит впервые — может тебе дать какую-то одежду? Неудобно, наверно, в джинсах — продолжила она.

-Было бы неплохо, правда, у меня месячные, так что наверно все же не надо. У тебя есть вода? Очень хочется пить — сказала я, подходя к столу, за которым сидела Лера.

-Конечно есть — сказала она, наливая воду из бутылки в стакан и протягивая мне — как там с Димой?

-А как с Димой? Не знаю, нормально, лежим, пытаемся уснуть — я растерялась от такого вопроса.

-Ну и хорошо, раз все нормально, я просто слышала у вас какой-то шум…

-А, да ничего страшного, просто готовились ко сну — я не знала, что ответить и выбрался первый попавшийся вариант.

Перекинувшись еще парой слов, мы пошли к Лере в комнату, где она дала мне домашнюю одежду: мягкую рубашку, как у нее, и такие же мягкие штаны. Я переодевалась, а Лера молча смотрела на меня. Мне нравилось показывать ей свое тело, я чувствовала в этом какой-то очень личный момент. Еще немного и мне захотелось бы поцеловать ее, но я гнала от себя эту мысль.

-Можешь ложиться спать со мной, если хочешь — предложила мне Лера

-Да нет, я наверно все же пойду, неудобно как-то.

-Ну смотри… — как будто в пустоту сказала она

Переодевшись, я пожелала Лере спокойной ночи и пошла в сторону спальни ее родителей. Проходя через коридор, я снова прислушалась к происходящему за дверью гостевой спальни, но там уже было тихо, похоже, ребята спали.

С одной стороны, мне не хотелось идти к Диме, было стыдно и как-то мерзко от всего этого. Но с другой, меня заводила эта мысль, было интересно, как

Я вернулась в спальню. Дима лежал под одеялом, его одежда висела рядом на стуле.

-Я помыл ее водой, через несколько часов высохнет — сказал он мне, показывая рукой на стул с одеждой.

-Хорошо — ответила я, остановившись у кровати и глядя на Диму.

-Может хочешь чего-то? Пить, есть… Я принесу.

-Нет, спасибо — эти слова я сказала коротко и, как мне показалось, немного грубо. Он начинал бесить меня своей услужливостью.

-Слушай, извини, что так вышло. Я потерял контроль, такое бывает, особенно с такой девушкой… — он осекся, увидев мой взгляд и решил перевести тему — Лера дала тебе домашнюю одежду?

-Да.

-Слушай, я совсем голый, если хочешь, я могу взять плед и пойти спать в гостиную. А там придумаю, почему так получилось.

-Ну и что ты придумаешь?

-Не знаю. Скажу, что вином облился.

-И голый там будешь лежать под пледом родителей Леры? А если она зайдет в комнату? Если она увидит это, может сильно обидеться на тебя. Хотя, если она зайдет сюда и увидит тебя таким в кровати ее родителей… Кстати, кровать чистая?

-Да, вроде чистая — ответил он, осмотрев кровать — ну не знаю тогда. Все равно скоро все высохнет и я смогу одеться. Для тебя вообще важно, чтобы я был одет?

-Да нет, уже ничего не важно — со вздохом сказала я, садясь на кровать.

Дима придвинулся ко мне, его руки обхватили меня за талию. Он приподнял край ночной рубашки и поцеловал меня мою спину левее копчика. Я просто сидела и всматривалась в темноту комнаты, никак не реагируя на его прикосновения.

Мне казалось, что я теперь, после этого, принадлежу ему и его желаниям. Он как будто заклеймил меня этим и я не могла вырваться из его мягкого и немного назойливого рабства. Тем временем, его руки полезли мне под рубашку, он гладил мое тело, томно вздыхая. Я была как в трансе, не чувствуя его прикосновений, я как будто знала, что они везде, изучают мое тело, каждую его складочку и восхищаются им, желая поглотить его.

Он положил меня на кровать, я закрыла глаза и только чувствовала, как он начал расстегивать рубашку на моем теле. Короткий тихий шорох, с которым он распахнул ее, мягкая прохлада на обнажившемся участке кожи. Губы, впившиеся в мою грудь и мой глубокий вздох. Дима принялся целовать мое тело, я откинула голову назад и с коротким стоном ощутила, как его теплые и склизкие губы опустились на мой сосок, втягивая его внутрь. Я схватила его за плечо и закусила губу, чтобы не застонать, но короткий писк все равно вырвался наружу. Дима взял мою ладонь и плавно положил ее на свой член.

Я трогала его набухший и твердый член, пока он целовал меня. Я держала его член, с закрытыми глазами принимая его ласки и вспоминая его вкус. Я представляла, как снова возьму его в рот, а потом он окажется во мне и я буду полностью покорена его страсти. Ладонь Димы пролезла под резинку моих трусиков и его пальцы начали массировать мой клитор.

-Не надо, прошу… — застонала я.

-Не волнуйся, я помню — шепотом сказал Дима.

Меня больше не унижал его голос, он был, скорее теплым и понимающим, ему хотелось верить. Я вцепилась в его член рукой, пытаясь ласкать его, но у меня плохо получалось. Мое тело трясло от Диминых ласк, и я просто не знала, куда себя деть. Хотелось кричать, но я не могла, поэтому повернула голову на бок и беззвучно закусывала подушку. Мое тело билось в экстазе, я сильно выгибала спину, как бы стараясь освободиться от этого бесконечного сладкого, но мучительного жжения, однако я не могла с этим ничего сделать.

Я куталась в тьму комнаты, растворяясь в ней. Меня как будто не было, вместо меня был просто сгусток красок, что всплывают перед глазами в такие моменты, вздохов и бесконечного зудящего внутри оргазма, который так хочет выйти наружу, но выходить некуда.

Димины руки стянули с меня штаны с трусами, я почувствовала, как он целует мой лобок, мне так хотелось, чтобы он спустился ниже… Но его руки повернули меня на бок, я почувствовала его дыхание на моей попе и через секунду, теплые ладони раздвинули мои ляжки, а горячий и скользкий язык уперся в колечко моего ануса. Я уткнулась в подушку, чтобы не закричать. Дима вылизывал мою попу, вставляя туда свои пальцы, он делал это так аккуратно, что боли не было было только чуть острое чувство растяжения, на грани приятного и болезненного. Я окончательно потеряла голову, и когда он поднялся выше и, закусив мое ухо, подставил головку своего члена к моей попе, я только и могла, что простонать: «дааа…».

Резкая тянущая боль и ощущение его внутри. Его влажное горячее дыхание, бьющее мне прямо в ухо. Он обнял меня и начал двигаться внутри.

Мы вздыхали в такт друг другу, он мягко и нежно трахал меня в попу. Его небольшой член не доставлял особой боли, я только чувствовала, что он там, как он проходит вглубь и наполняет меня там, давя на стенку моего влагалища с другой стороны. Я чувствовала бесконечное нежное подчинение. Дима не торопился и ритмично трахал меня, наслаждаясь моим телом. Он сжимая мою грудь и продолжал глубоко дышать, насаживая меня на ствол своего члена.

Я вышла из транса, в который погрузили меня его ласки и теперь получала осознанное и полностью понятное удовольствие. Я обернулась через плечо и смотрела, как его тело движется, то прижимаясь ко мне, то отдаляясь назад, складывая это с ощущением того, как его член скользит во мне взад-вперед. Дима смотрел мне в лицо, как бы отслеживая мой взгляд, и глубоко прерывисто дышал. Я посмотрела на него и, ощутив всю страсть, охватывающую его, слегка застонала. Его губы потянулись ко мне, он ухватил мою нижнюю губу, а его язык полез мне в рот, под десну, перемещаясь выше вместе с его губами, которые обхватывали мои, не давая мне вздохнуть. Я снова на несколько секунд провалилась в пустоту, наполненную изнутри его членом, который сладко натягивал мой анус, удерживая мой полет в эту сладкую бездну.

Я мягко вздыхала под ритм его движений, как будто воздух со стонами сам выходил из меня, я не могла с этим справиться. Дима тоже начал вздыхать в голос.

-Ты кончаешь..? — Спросила я, пересиливая бесконечные вздохи.

-Скоро кончу — ответил он непривычным, слишком зажатым и глухим голосом.

-Не надо в меня, все запачкаешь. Я возьму в рот… — последние слова, сказанные мной, еще сильнее возбудили меня, я почувствовала себя еще более развратной, и мне нравилось это чувство.

Дима сделал еще пару движений и вышел из меня. Я пролежала несколько секунд на боку, потом обернулась к нему и увидела, как он вытирает член влажной салфеткой. Отложив салфетку, он посмотрел на меня. Сказать, что меня возбуждала эта ситуация — это не сказать ничего. Я забыла про себя и про стыд, мне просто хотелось взять его.

Я потянулась к сумке, достала оттуда резинку для волос и быстро закрутила ей волосы. Затем я взяла оделяло и накинула на него, укрыв его до груди. Дима смотрел укрылся поудобнее, глядя на меня. Я подняла край одеяла, полностью залезла под него и переползла у нему в ноги. Мне не хотелось, чтобы он смотрел на меня, но очень хотелось сделать это.

Я принялась целовать его живот и, спускаясь ниже, нащупала губами его член и тут же взяла его. Я плавно сосала его, стараясь доставить максимальное удовольствие. Мое тело извивалось от возбуждения и желания делать это. Я услышала протяжный выдох и почувствовала, как Дима выгибает спину от моих ласк. Я усердно и внимательно сосала ему, не упуская ни один его вздох, я то замедляла, то ускоряла темп, мой язык скользил по его головке, замедляясь в тех местах, где я чувствовала, как его тело напрягается.

Ощущение его члена все еще не покидало мою попу, она немного ныла, когда я случайно напрягала ее. И меня дико возбуждала мысль о том, что я сосу член, который трахал меня в попу несколько минут назад. Мне хотелось доставить ему такое же удовольствие, какое он доставлял мне, и я вкладывала в это свою ласку и нежность. Моя ладонь быстро скользила по его стволу, вслед за губами, дополняя их собой. То ли от ритмичного темпа, то ли от возбуждения я сама начала часто дышать, иногда срываясь на голос.

«Да, я сейчас кончу…» — послышалось сверху и через несколько секунд сперма равномерным потоком заполнила мой рот. Я глотала все до последней капли, слизывая остатки с его головки.

Я не знала, куда себя деть в этот момент. Под одеялом было душно и хотелось выйти наружу, но я понимала, что все закончилось и неловкость снова подкрадывалась ко мне. Пересилив себя, я все же вылезла и начала одеваться.

-Ты лучшая — выдавил из себя Дима, переводя дыхание — ты просто лучшая…

-Спасибо — коротко отвечала я, мне не хотелось вести разговоров и я уже начинала жалеть о том, что только что произошло.

Одевшись, я села на кровать. Понимание того, что сейчас произошло ударило в меня, я не знала, что с собой делать. Дима лежал за моей спиной и глубоко дышал. Посидев с минуту я встала с кровати и направилась к двери.

-Куда ты? — озадачено спросил Дима.

-Пойду к Лере, она не может уснуть — я не знала, как отмазать себя и не говорить, что я не хочу находиться с ним рядом.

-Подожди, я с тобой пойду.

-Без одежды? Вряд ли она высохла — как бы случайно заметила я.

-Точно, еще местами еще немного сырая — ответил он, трогая одежду — ладно, я тогда попробую уснуть. Спокойной ночи.

-Спокойной ночи — сказала ему я, направившись к выходу.

-Свет, ты будешь моей девушкой? Я люблю тебя.

Я вышла из комнаты, не ответив ничего.

Когда я пришла к Лере, она уже спала. Я легла рядом, забравшись к ней под одеяло. Проснувшись, она обернулась ко мне и сонным голосом спросила:

-Ты все таки решила придти?

-Ну да, мне там как-то неуютно. Пускаешь меня?

-Конечно.

Она зевнула и, обняв меня, уснула. Я лежала так еще какое-то время, пока сама не заметила, как отрубилась.

 

Я проснулась от чьих-то шагов, доносившихся из-за приоткрытой двери. Леры уже рядом не было, судя по голосам, она была на кухне. Я прислушалась и поняла, что они разговаривают с Димой. Все внутри меня сжалось, я боялась, что он начнет рассказывать ей подробности этой ночи, но они говорили о всякой ерунде. Как я поняла из разговора, Таня и Егор уже уехали, и сам Дима собирался уходить. Вдруг Лера спросила его о том, что мы делали ночью:

-Так все таки, почему Света пришла ночью ко мне, и чем вы там таким занимались? — заискивающе спросила она.

-Ничем, просто лежали, говорили, ей стало душно и она пошла — отвечал Дима с уверенностью в голосе.

-Только вид у нее был какой-то потрепанный — продолжала нагнетать Лера.

-Вид как вид, не знаю. Ну понятно, лежала на кровати. Ты тоже когда полежишь всегда свежей выглядишь? — Настаивал он.

Лера что-то хмыкнула в ответ и они начали говорить о чем-то другом. Этот разговор я уже не слушала, ибо камень, который упал с моей души, был настолько велик, что я не могла думать ни о чем, кроме того, какой Дима хороший парень.

Лера пошла провожать его домой, а я лежала и думала об этой ночи. Переворачивала ее события в голове и пыталась найти логику в своих действиях, но логики не было. Было просто мимолетное влечение, алкоголь, Димины ласки… Неужели меня так легко взять? Мне было сложно себя понять, все это было как в кино, как не со мной. Как будто в темноте, видя только силуэты, я очень легко теряла эту реальность и заменяла ее на свою, в которой мне хотелось находиться. Как будто, если я не вижу, то и меня не видят, а если мир весь нечеткий, состоящий из силуэтов и контуров, которые можно дорисовать самой в своем воображении, то эта воображаемая картинка начинает потихоньку перетекать в реальность, и если я ее вижу такой, то и другие видят ее такой же и подыгрывают мне.

 

Днем я ушла от Леры, пообещав, что зайду к ней в самое ближайшее время, как смогу. Дома я поделала все свои дела, после чего мне позвонил Андрей. Мы встретились с ним в парке и гуляли до позднего вечера. Он сказал, что я нравлюсь ему, от чего в тот вечер я была самой счастливой на планете. Про Диму и все случившееся я, конечно, ничего не рассказала.