Мой интимный блог

Как я отдыхала в августе. Любовь и слезы. Часть 3

Прежде чем читать этот текст, прочитайте 1 и 2 части (если вы этого еще не сделали), иначе ничего не поймете. Вот ссылки:

1 часть: Как я отдыхала в августе. Секс и море. Часть 1
2 часть: Как я отдыхала в августе. Разврат и нежность. Часть 2

13 августа

Когда я проснулась, Диана еще спала. На часах было около 9-ти по местному времени, я полежала еще немного, затем сходила в душ и почистила зубы. Когда я вышла из ванной, закутанная в халате, в дверь постучали. Открыв, я увидели Эдика, он был явно недоволен.

-Диана у тебя? — спросил он
-Да, у меня, она спит еще.
-Точно у тебя?
-Ну конечно, пройди, посмотри.

Он прошел в номер и увидел ее спящую под одеялом.

-Вы вместе что ли спали?
-Да, сидели, потом начали засыпать, ну и я решила, пусть спит здесь, чем по отелю с пьяными шарахаться одной.
-Ну да… — протянул он
-Ты пока иди к себе, я ее сейчас разбужу, и она придет.

Эдик ушел, а я села рядом с Дианой. Мысли о прошедшей ночи горели в груди тяжелым сомнением, я смотрела на нее и боялась думать о том, что будет дальше. Наверно, в чем-то она была права, нам не нужно было этого делать. А может и нужно… Тем временем, Диана открыла глаза.

-Что случилось? — спросила она.
-Ничего, Эдик приходил, тебя искал.
-Где он?
-Ушел, ждет тебя в номере.
-Черт, наверно ругаться будет…
-Ну, выглядел он не очень веселым.
-Бля… — проятнула она.

Я наверно впервые услышала, как она сматерилась в трезвом виде.

-Ты пойдешь? — спросила я.
-А что еще делать?
-Не знаю, можем вместе пойти, чтобы он на тебя при мне не ругался.
-Да нет, я лучше сама… Поцелуй меня.

Я наклонилась к ней и поцеловала ее сомкнутые губы.

-О, ты зубы уже почистила? — спросила она.
-Да, пока ты спала.
-Блин, хорошо тебе…

Я провела ладонью по ее животу вверх и положила руку ей на грудь. Она была довольно мягкая и легко поддавалась моим движениям. Диана смотрела на мою руку с интересом, не знаю, зачем я это делала, просто почему-то хотелось потрогать ее.

-Ммм… Хочешь продолжения? — протянула Диана, откидываясь на подушку и закрывая глаза.
-Не знаю, чего хочу.
-Ну меня-то хочешь?
-Да.
-И я тебя. Поцелуй еще раз.

Я наклонилась к ней и поцеловала ее в шею. Запах ее заспанного тела был таким милым…

-Тебе надо идти — сказала я.
-Выгоняешь меня?
-Нет, просто Эдик будет злиться.
-Ну да…

Она собралась и пошла к себе, а я осталась одна. Я села на кровать, обхватив голову руками: все внутри раскалывалось, но не от боли, а от какого-то духовного перенапряжения. Казалось, что ситуация окончательно вышла из под контроля, и нет никаких сил, чтобы что-то с этим делать, но и останавливаться не хочется, как будто от этого станет еще хуже. Это чувство было чем-то похоже на то, что я испытывала, когда была вся эта история с отцом Даши. Я понимала, что ничем хорошим это не закончится, но и остановиться была не в силах. Это так странно, как будто какой-то страх, который ты пытаешься скрыть сама от себя, и у тебя не получается. Сразу миллион мыслей: «а вдруг кто-то узнает…», «а вдруг я сделаю что-то не так…», «а вдруг я чего-то не понимаю…».

С этими мыслями я пошла на завтрак, и, признаться честно, я не хотела видеть там Диану. Потому что не знала, как себя вести, что делать, что говорить, когда увижу ее. Тот страх, о котором я писала выше, заставлял меня постоянно искать ее взглядом.

Диану я не встретила, но видела Даниила, он меня, слава богу, не заметил. За завтраком я вспоминала о Марате, мне очень захотелось к нему. Вдруг я ощутила какое-то нежное тепло по отношению к этому человеку. Казалось, что я могу укрыться с ним от этого непонятного мира, что он защитит меня от всего, пусть он не без недостатков, но если с ним может быть так хорошо… Я думала, что все не так плохо, как я себе тогда накрутила накануне, ведь мы в общем-то похожи в наших желаниях, просто он более прямолинеен, вот и все. Поэтому я решила пойти к нему.

Позавтракав, я поднялась на его этаж и, дойдя до двери, постучала. Открыл он не сразу, но когда открыл, выглядел сонным и помятым. На нем были наспех надетые шорты и футболка.

-Заходи
-Ты спал что ли?
-Ага — он зевнул.

Я прошла в номер, Марат направился в спальню, лег поверх скомканного одеяла и закрыл глаза.

-Ты нормально себя чувствуешь? — спросила я.
-Да, просто спать еще хочу.
-Ладно, я могу уйти того, чтобы не мешать.
-Да нет, оставайся. Хочешь, принесу тебе что-нибудь, вина или сока. В комнате есть вроде какие-то фрукты — он махнул рукой в сторону стены, за которой была вторая комната.
-Нет, спасибо… — я села на кровать рядом с ним.
-А что пришла, случилось что-то?
-Да нет, просто решила зайти.
-Понятно. Как вчера погуляла? — спросил он, не открывая глаза.

Я рассказала ему вкратце историю с Даниилом, что он начал приставать, и я его отшила. Марат внимательно выслушал и ответил:

-Ну, молодой он еще, бывает. А ты пожаловаться пришла на него?
-Нет, говорю же, просто зашла.

Он молча повернулся на спину и закинул руки за голову. Не знаю, почему, но в тот момент по моему телу пробежали какие-то мелкие мурашки. Я медленно прилегла рядом, положив голову Марату на живот, он погладил меня по волосам, а я смотрела, как он дышит и думала о нем. Не знаю, вот что-то в нем сильно привлекало, не смотря ни на что.

-Как твоя подружка? — спросил он.
-А что она? Нормально…
-Не знаю, просто вспомнил ее. Хорошая девчонка, симпатичная.
-Хочешь ее? — почему-то захотелось спросить это.
-Ну так… — он зевнул.

Я подняла голову и посмотрела на него.

-Что ты встала?
-Просто.
-Обиделась что ли?
-Нет, наоборот, мне интересно.

Я смотрела на него, он был каким-то необычно большим, может ракурс был таким, не знаю. Может из-за этого, но я как будто чувствовала на расстоянии эту его неудержимую мужскую энергию. Чувствовала и не могла понять, что он думает обо мне, как он ощущает меня рядом, и есть ли это у него вообще.

Марат потянулся ко мне рукой, схватил за футболку и потащил к себе. Завалив на кровать, он обнял меня и лежал, уткнувшись лицом мне в волосы. Я трогала его руки и не понимала, напряжены они или нет, вроде они просто лежали, обхватив меня, а вроде и не выпускали, но было не очень удобно.

-Марат… Отпусти, ты меня задушишь.
-Да я не душу тебя же.
-Мне неприятно.

Он ослабил руки, и я смогла встать.

-Ты будешь спать? Я пойду тогда — сказала я.
-Не хочешь со мной?
-Нет, не хочу.

Мне правда не хотелось, после этой ночи я чувствовала себя какой-то выжатой и слегка опусташенной, и обниматься с Маратом желания не было никакого.

Я ушла из его номера и направилась на пляж. Просто ходила, гуляла, смотрела на людей, которых уже было довольно много. Не хотелось ничего, все было как-то не так. Вернувшись в отель, я встретила знакомого, который сказал, что меня искали Диана с Эдиком. Испугавшись возможности этой встречи, я пошла гулять по городу, посидела в кафешке, походила по магазинам… После обеда, когда стало совсем невыносимо жарко, я аккуратно, чтобы никто меня не видел, пробралась в свой номер и просто сидела там.

Мне было одновременно и стыдно и страшно и неловко… Я не знала, куда себя деть, хотелось просто остановить время и не делать ничего, потому что рано или поздно придется принимать какое-то решение, а сил на это, казалось, не будет уже никогда.

Часов в 5 вечера в мою дверь постучались. Открывать не хотелось, но я решила что лучше все таки сделать это, чтобы потом не оправдываться. На пороге стоял Эдик.

-Привет. Диана у тебя? — с порога спросил он.
-Привет, нет.

Он заглянул в комнату и, не увидев ее, посмотрел на меня каким-то долгим взглядом.

-Ты точно ничего не знаешь? А то не нравится мне все это — продолжал он.
-Нет, ничего не знаю, ну видишь же, ее нет, можешь зайти, посмотреть. Гуляет по отелю, наверно.

Он прошел в номер, заглянул в ванную, выглянул на балкон. Дианы, конечно, нигде не было.

-Да что с тобой такое? — спросила я. Меня, правда, немного вывело это вторжение.
-Со мной ничего, а вот что вы с Дианой делаете, мне непонятно — ответил он.
-Ничего мы не делаем.
-Ну да. Поэтому она постоянно к тебе ходит.
-Скажи, чтобы не ходила, раз так тебе это не нравится. Я тут причем?
-Да не причем. Просто мы собираемся с ней куда-то, а потом она говорит, что к тебе хочет сходить и пропадает. Несколько раз уже такое было. Ты не думай, я не против, просто это странно. А сейчас ее вообще нет. Не говорила она тебе ничего?
-Нет, вообще не видела ее днем.
-Ладно, я понял.

Эдик ушел. Мне так не хотелось решать все эти проблемы, я упала на кровать, голова шла кругом. В дверь снова постучали.

-Кто там? — крикнула я с кровати.
-Это я — послышался голос Марата.

Я встала с кровати и открыла дверь.

-Что такое? — спросила я.
-Пойдем, покажу — сказал он.

Закрыв номер, я пошла за ним, мы поднялись к нему. За столом в большой комнате сидела Диана. Я догадывалась, что это будет как-то связано с ней, но не могла понять, как.

-Тебя Эдик ищет — сказала ей я с порога.
-Знаю, он все утро на меня ворчит, я ушла.
-А зачем сказала, что ко мне?
-Собиралась к тебе, но тебя не было.
-И решила к Марату? — с усмешкой спросила я.
-Меня не приплетай только к этому — вмешался Марат.
-К Стасу я пошла, к Стасу. А потом ему надо было отойти, а там Марат зашел, и я к нему пришла, а он за тобой решил сходить.
-Ладно, но я-то вам зачем? Что случилось?
-Она ныла, что ей нужно тебя увидеть, а сама идти не может, парня своего встретить боится — ответил Марат, показывая рукой на Диану, и садясь на диван.
-Да просто, надо что-то придумать, не сидеть мне тут одной ведь, чтоб ты потом на меня обижалась.

Я смотрела на Диану, она вся светилась какой-то энергией, ее спина была красиво выгнута, одна нога лежала на другой, а легкое летнее платье, в котором она была, идеально ложилось по ее фигуре. На ней не было ни одной лишне складочки или морщинки, как будто она сошла с какого-то плаката. Мне даже не верилось, что несколько часов назад мы занимались с ней горячей любовью, и она была полностью в моих руках. Сейчас это казалось чем-то невозможным, какой-то фантастикой.

-Ну и что мы будем делать? — спросила я.
-Пойдем поговорим — сказала Диана.

Встав из-за стола, она схватила меня за руку и повела в уборную. Закрыв дверь, она прижала меня к стене, ее руки впились мне в талию, а губы прикоснулись к шее. Инстинктивно я задрала голову и короткий шумный поток воздуха вырвался из меня. Ее губы прижались к моей шее, слегка скользя по ней, как будто ощупывая мою кожу. Это было невыносимо нежно, я вжалась ладонями в стену, не зная, что мне делать.

-Я была со Стасом… — тихо прошептала Диана, отрываясь от моей шеи.
-Вы спали? — так же тихо спросила я.
-Да…

Она взяла меня за руку и потянула ее к своей промежности. Приподняв платье, я потрогала ее между ног, она была вся сырая. Диана горячо дышала мне прямо в лицо, я не понимала, что делать. Вдруг она подалась ко мне и обняла, касаясь губами моего уха.

-Он кончил мне в рот… Я все еще чувствую его вкус… — тем же шепотом говорила она.

От какого-то волнительного возбуждения у меня вдруг перехватило дух. Ее слова моментально разожгли что-то внизу живота.

-Хочешь попробовать?

И не дожидаясь ответа, она оторвалась от моего уха и поцеловала меня в губы. Этот сырой поцелуй растекся по моему лицу, ее запах мягко обволакивал нос бесконечным желанием. Мы целовались с ней, пока я не схватила ее за подбородок и не отстранила. Она смотрела на меня как-то по-детски серьезно, или даже обиженно. Ее горячее дыхание все тем же потоком било мне в лицо, и как же хотелось дышать этим воздухом…

-Что ты хочешь? — спрашивала я.
-Не знаю, мне все равно…

Я провела ладонью по ее лицу, Диана закрыла глаза и слегка улыбнулась уголком приоткрытого рта.

-Где ты была сегодня? — спросила она.
-Гуляла.
-Думала обо мне?
-Да.

Она снова улыбнулась и открыла глаза.

-А я о тебе — ее шепот звучал мягко и нежно.

Я смотрела ей в глаза, и мне было так неловко за свои страхи и сомнения. Но в то же время, меня пугало то, какая она была, что она творила. И я не могла ее бросить, потому что кроме меня ее, наверно, никто бы не понял в тот момент.

Мы вышли из уборной, Марат все так же сидел на диване и разглядывал какой-то турецкий журнал.

-Стас когда придет? Он не говорил тебе? — спросил он у Дианы, не глядя на нее.
-Нет, не говорил. А что, я уже тебе надоела?
-Да нет, просто спросил.
-Или хочешь, чтобы я вас со Светой оставила? — не унималась она.
-Да нет, сиди, ничего я не хочу.

Диана села за стол, а я залезла на диван с ногами рядом с Маратом. Он посмотрел на меня и отложил журнал. У меня было ощущение, что мы с ним уже давно знакомы, это было очень теплое и прощающее чувство, в чем-то даже милое. Диана смотрела на нас, и я не могла угадать эмоцию, которая была в ее взгляде, но она явно о чем-то очень усердно думала.

-Мне правда не надо уйти? — спросила она.
-Нет, не надо — ответила я, отсаживаясь на край дивана.

Марат придвинулся ближе и приобнял меня за талию. Диана демонстративно отвернулась, мне было неловко и забавно ощущать себя в такой ситуации, казалось, что Диана ревнует меня, но это же было бы как-то глуп, хотя, одновременно, и так понятно. Я вывернулась из рук Марата и, встав в дивана, подошла к ней.

-Пойдем прогуляемся? — спросила я у нее.
-Там Эдик где-то ходит.
-Мы не попадемся.

Я оглянулась, Марат смотрел на меня спокойным взглядом, который не выражал ничего.

-Мы вернемся, просто хочу погулять — сказала я ему.

Он кивнул в ответ, и мы с Дианой вышли из номера.

В коридоре было душно, я не знала, куда мы идем, просто хотелось идти куда-то, и, пройдя лестницу, мы направились в другое крыло, я думала о том, что там Эдика точно не будет. Диана шла чуть позади меня, и когда мы уперлись в тупик коридора, спросила:

-Куда мы?
-Не знаю.

Я села на пол, облокотившись о стену и посмотрела на Диану. Ее ноги были прямо перед моими глазами и казались немного пухлыми в этом платье и при слабом освещении. Она наклонилась и, сев рядом, взяла меня за руку. Мы просто молчали.

-Тебе надо пойти к Эдику — сказала я.
-Не хочу.
-Будет хуже. Придумаешь что-нибудь, скажешь, что по городу гуляла, например. Просто лучше сейчас, чем потом.
-Не знаю. Я запуталась так…

Я крепко сжала ее ладонь, мне было нечего сказать. Мы сидела на полу в темном коридоре, и казалось, что дальше уже ничего не будет. Диана положила голову мне на плечо и поводила пальцем по моему колену.

-Хочу сбежать — сказала она.
-Я тоже.
-Давай убежим и будем жить на пляже.
-Давай…

Мы сидели и тихо обсуждали, как построим хижину на берегу моря и будем жить там вдвоем. Наверно много кто об этом задумывался хоть раз в жизни, и для нас это было такой сказкой, в которую можно было ненадолго сбежать от всего. Диана развеселилась, она говорила, что мы будем водить туда Марата со Стасом, когда нам будет хотеться, а потом, когда они будут надоедать, выгонять их. Или найдем кого-нибудь еще для развлечения.

Она гладила меня по ноге, я хорошо запомнила тепло ее ладони, которая аккуратно, внимательно скользит по гладкой коже, чуть касаясь более интимных ее участков, тех, что на внутренней стороне бедра, они какие-то особенно чувствительные. Это очень расслабляло, здесь было что-то невинное и, вместе с этим, эротичное.

-Тебе нравится, когда так глажу? — спросила она.
-Да…

Она поцеловала меня в шею и тут же встала.

-Ты права, надо идти к Эдику — сказала она.
-Хорошо.

Мы дошли с ней до лестницы, я направилась к Марату, а Диана к себе. Дверь была не заперта, и я вошла в номер. Марат сидел за столом и смотрел что-то в телефоне.

-Погуляли уже? — спросил он, не отрываясь.
-Ну так, прошлись.
-Понятно… Можешь посидеть пока, мне тут надо кое-что закончить — сказал он.

Я пошла в спальню, легла на кровать и случайно уснула.

Когда я проснулась, было уже темно, в комнате никого не было. Я чувствовала себя как-то слишком легко, как будто вся тяжесть мыслей куда-то ушла, да и думать теперь было как будто не о чем. Марата нигде не было, уходить не хотелось, вдруг он ненадолго вышел, или рассчитывает, что я буду здесь.

В дверь номера постучали. Я не знала, что делать, может это он просто забыл ключ, а может кто-то другой, и мне не стоит открывать… Постучали еще раз, я молчала. После чего послышался голос Дианы.

-Это я, открой.

Я открыла ей дверь, она была одна, все в том же платье.

-Так и знала, что ты у него — сказала она, заходя внутрь.
-Ты откуда?
-На ужин ходили. Ты пропустила?
-Да, не хочется есть. Как Эдик?
-Ну вроде нормально, не ругался особо. Сказал, что с парнями там какими-то в клуб поедет, а я отказалась.
-Может поедем в клуб с ними? — предложила я.
-Ну я уже сказала, что не поеду, тупо будет, если приду обратно.

Мы прошли в спальню.

-У него большая кровать такая — сказал Диана.
-Даа…
-Удобная?

Она легла на нее, не дожидаясь моего ответа, и развалилась, раскинув руки в разные стороны.

-Как вы тут развлекаетесь? Покажешь? — игриво спросила она.

Я залезла к ней, и мы страстно целовались, валяясь на кровати. Ее руки нежно прикасались к моему телу, она водила пальцами по моим соскам сквозь футболку, это очень заводило, вместе с ее запахом, и теплом… Я потекла. Мне нравилось растягивать это удовольствие, отдаваясь ее рукам, в то время, как наши языки соединялись в каком-то диком танце. Диана залезла сверху и, прижавшись ко мне, начала имитировать движения тазом, как будто у нас с ней полноценный секс, как с мужчиной.

-Так он тебя трахает? — спрашивала она у меня.
-И так тоже — смеялась я, хватая ее за попу.
-У него большой член?
-А ты не видела тогда? Ну такой, нормальный.
-Ну, я была немного занята. А как он? Не больно, когда внутри?
-Нет, не больно, ну может иногда только, когда быстро и глубоко входит.
-А Стас больно трахает, но это даже приятно… — сказала она.
-Ммм…
-Но сосала бы у него целыми днями… — продолжала она.
-Лучше, чем у Эдика?
-Эдик уже привык, ему и не так интересно это уже.

Вдруг дверь начала открываться. Мы оторвались друг от друга и сели на кровать. Вернулся Марат.

-Вы тут уже вдвоем… — протянул он.
-Если хочешь, я могу уйти! — ответила Диана.
-Опять ты начинаешь…

Он сел на кровать рядом со мной, Диана взяла меня за руку. Я чувствовала странную вину перед ним, как будто я была что-то должна, но не могла этого исполнить. Я посмотрела на него, мы встретились глазами и молчали. Диана до боли сильно сжала мои пальцы, я погладила Марата по колену и мило улыбнулась, пытаясь найти внутри себя выход, понять, что делать. Одновременно хотелось всего и не хотелось ничего.

-Я сейчас вернусь — сказала Диана, отпустила мою руку и вышла из номера, захлопнув дверь.

Мы с Маратом проследили за ней взглядами.

-Она обиделась? — спросил он меня.
-Не знаю, может вспомнила что-то важное.

Я снова положила руку Марату на колено и повела ей выше, он молча смотрел на меня. Чувствовалась какая-то вседозволенность, как будто он был в моих руках, и я могла делать с ним все, что хочу. Какая-то женская смелость, даже не знаю, как сказать это.

-Залезь на кровать — тихо сказала я.

Он закинул ноги на кровать и чуть отодвинулся. Сев напротив, я снова принялась гладить его колени, но на этот раз уже обеими руками, и так же поднималась выше и выше, касаясь внутренних сторон его бедер, а затем и вовсе положила руки ему между ног, гладя его через ткань шорт. Твердый бугорок волновал мои пальцы, и я особенно внимательно изучала его. Заглянув ему в глаза, я увидела какой-то звериный, похотливый, но в то же время немного растерянный блеск, его дыхание участилось, а рот чуть приоткрылся. Я расстегнула пуговицу на его шортах и потащила их вниз, он приподнялся, и я стянула их с его попы. Его вид в спущенных шортах и трусах как-то особенно разгорячил меня. Я откровенно мяла его через ткань трусов, наблюдая за реакцией, а он наблюдал за мной. Какой же он там был твердый и теплый…

Я потянула за резинку трусов вниз, и он вырвался оттуда, встав передо мной. Нежно взяв его в ладонь, я принялась двигать ей, лаская его, пальцами другой руки я касалась его головки, трогала его ствол, спускаясь и ниже его, и чувствуя его мягкую кожу там. Марат потянулся ко мне, чтобы поцеловать, но я отвернулась.

-М-м — игриво сказала я, мне не хотелось с ним целоваться.

Тогда он чуть отклонился и уперся за спиной руками в кровать. Я хорошо помню это его движение, оно как будто подтверждало мою власть нам ним. Мои руки были заняты его членом, и эта ласка сильно заводило меня. Марат тяжело дышал, а я от возбуждения виляла попой, прогибаясь в пояснице, этими движениями я как будто танцевала перед ним, или гипнотизировала его.

Наконец, я встала на четвереньки и, пригнувшись, коснулась его губами. Он был теплый и упругий, и когда мой язык заскользил по головке, я услышала, как Марат засопел. Но я не спешила, играя с ним и дразня его мягкими касаниями языка и губ. Я со страстью целовала его плоть, скользя по ней губами и сама проникаясь этим удовольствием. Мне очень нравилось это делать, и этот запах, и этот привкус кожи там…

Я чувствовала, как Марат напрягается, и когда я взяла его в рот, он тяжело выдохнул. Двигая головой и помогая себе руками, я стремилась сделать ему как можно приятнее, удовлетворить все желание, которое скопилось в нем, и сама готова была кончить, когда почувствовала, как его ладонь ложится мне на голову и скользит по волосам, касаясь шеи. Он собрал мои волосы в хвостик и придерживал их так, пока я работала с его членом, проникаясь всем его ароматом и нежной, но упругой кожей.

Вдруг в дверь снова постучались. Я оторвалась от него, и тонкая струнка слюны, протянувшаяся от моих губ к его головке, оборвалась и упала мелкими капельками на кровать. Он смотрел в сторону двери.

-Это я — послышался голос Дианы.

Марат посмотрел на меня.

-Надо открыть, пусть в комнате посидит, она все поймет — сказала я.
-Иди открой, я пока умоюсь пойду.

Марат пошел в ванную, а я — открывать дверь. Диана вошла и сразу обратила внимание на мой внешний вид.

-Я не вовремя, да? — спросила она.
-Есть такое…
-Блин, ну я не думала, что вы решите это…
-Можешь посидеть в комнате минут 5? — предложила я ей.
-Да, конечно могу.

Она направилась в комнату, а я зашла к Марату в ванную и, захлопнув дверь, закрыла ее за замок. Марат стоял возле раковины и обернулся ко мне.

-Ну что? — спросил он.
-Иди сюда…

Я села на край унитаза, Марат подошел ко мне и приспустил штаны. Его член был уже не таким твердым, но я взяла его в рот и быстро это исправила. Все было в какой-то суматохе, хотя его тяжелое дыхание говорило о том, что его это не сильно сбило. Я старательно работала ртом, как могла нежно и активно, одной рукой я придерживала его ствол у основания, подминая ладонью яйца и периодически ласкала ей его по всей длине, второй гладила его живот и ноги. Марат держал руку у меня на голове, регулируя мои движения.

-Давай-давай, сейчас кончу… — прерывистым шепотом сказал он.

Я начала двигаться интенсивнее, помогая себе обеими руками, но он приостановил меня и движением руки потянул сесть на пол. Я опустилась перед ним на колени, чуть раздвинув ноги, чтобы было не так больно стоять. Теплый кафель все равно был твердым и неудобным, но это можно было какое-то время терпеть.

Марат слегка запрокинул мне голову и принялся водить головкой по моим губам, его губы сузились, а дыхание превратилось в тяжелое шипение. Я смотрела ему в глаза и видела, как он готов взорваться, но как ему хочется растянуть этот момент. Я собрала губы в поцелуе, и он стучал по ним головкой, а затем упер ее в них, я ослабила напряжение, и он проскользнул мне в рот.

-Ох, как хорошо… Открой ротик… — тихо сказал он, вынимая влажную головку.

Открыв рот, я высунула язык, он сразу положил головку на него и принялся ласкать себя ладонью. Его кулак ритмично ходил по стволу, свободной рукой он вцепился мне в волосы и сильно сжал их. Я замерла, затаив дыхание. Через несколько секунд Марат напрягся в лице, мы смотрели друг другу в глаза, и я видела, как раздулись его ноздри и округлились губы. Хотелось, чтобы это наконец произошло.

И вот, теплая струя ударила мне в рот. Он кончал большими порциями, держа меня за волосы и направляя все в меня, а после выжимал мне на язык остатки. Я глотала и старалась поймать пальцами то, что вытекало изо рта, чтобы не заляпать одежду.

Закончив, Марат отошел на пару шагов и тяжело дышал, глядя, как я вытираюсь рукой. Непрекращающееся чувство горячего возбуждения — вот что я испытывала в тот момент. Но надо было идти.

Умывшись, мы вернулись в комнату, где нас ждала Диана. Глядя на нее, я понимала, что чувствую себя так, как будто я пьяна, ноги были чуть ватными, голова немного кружилась и хотелось говорить о чем-то отстраненном и легком. Мы немного поболтали о всякой ерунде, а потом я предложила Диане погулять вдвоем, и мы ушли от Марата.

Мы гуляли по пляжу и разговаривали обо всяком. Диана сказала, что они уезжают 16 числа утром, я знала об этом, но как-то не думала, не соотносила даты, да и не хотелось, все в голове было перемешано. Мы держались за руки и шли по прохладному песку, бурлящее возбуждение внутри плавно переливалось в нежность и спокойствие. Несколько раз мы останавливались, и подолгу целовались. Мне было сложно до конца насладиться ее губами, хотелось все больше и больше, и каждый раз наши прикосновения становились все более интимными.

Об этом сложно говорить, потому что это все звучит грязно и пошло, но воспринимается совсем иначе. Надеюсь, кто-то может хотя бы примерно понять всю гамму чувств, которую я испытывала тогда. Это было одновременно волнение, возбуждение, жалость, вина, беспокойство… И все это перемешивалось внутри.

Мы поднялись ко мне в номер, сердце готово было выпрыгнуть из груди, после долгих поцелуев в прихожей, мы наконец добрались до кровати, Диана толкнула меня, и я упала на одеяло, задрав ноги к потолку. Ее руки подхватили мои шортики и потянули их, оголяя мою попу. То же произошло и с трусиками. Я закрыла руками глаза и, согнув ноги в коленях, широко развела их в разные стороны. Ее волосы легли мне на лобок, а через секунду мягкие влажные губы оказались там. Я глубоко дышала, мой рот как будто свело, челюсть сама раскрылась, и я пыталась говорить что-то но не могла, только шевелила губами, гоняя воздух по легким. Ее ласки были идеальными: влажные губы скользили по моей коже, прижимая лепестки моих половых губ, а упругий напряженный язык сначала просто бегал там, как будто играя со мной, а потом прижался к клитору и начал двигаться, наращивая темп, но не сбивая ритм.

Когда я приподнялась и увидела, как старательно она делает это, как работает языком, изучая мое тело и не отвлекаясь ни на что вокруг… Какую же нежность я испытала по отношению к ней, как же она была прекрасна и мила в этом внимании ко мне… Хотелось помочь ей рукой, но я боялась, что это может обидеть ее, поэтому просто откинулась назад и ласкала грудь, расслабленно отдаваясь ее губам, и всем телом ощущая ее то удовольствие, которое она желала передать мне. Это была какая-то небесная нежность, желание, страсть, восторг, любовь… Все в одном моменте. И этот момент медленно сводил с ума, я забыла обо всем, выгнув спину и подставляя всю себя любви ее губ. Хотелось обнять, расцеловать, просто задушить ее, но в то же время и сладкое удовольствие ватным, но приятно-напряженным чувством сковывало тело.

Из меня вырвались первые стоны, и я услышала, как Диана стонет в ответ, она ласкала меня и стонала, а когда я снова приподнялась, то увидела, что она задрала свое платье и ритмично гладит себя между ног. Это взорвало меня изнутри. Ее губы прижались к моей мякоти, а глаза впервые посмотрели вверх и встретились с моими. Дрожь приближающегося оргазма наполнила меня, я снова откинулась на спину и схватила одеяло, все тело ломало от кайфа. Оргазм подошел плавными поступательными волнами, я выплескивала из себя этот комок скопившегося удовольствия, и он выходил как-то очень туго, как будто мои отверстия были слишком узки для этого потока, и ему приходилось надувать меня собой изнутри прежде чем вылиться наружу. И Диана как будто понимала это, как будто сама чувствовала, поэтому и продолжала сладко мучить меня точными, идеальными движениями языка и губ.

Она делала это так хорошо… Я хотела, чтобы она не останавливалась вообще никогда, но вот она оторвалась от меня и погладила прохладной рукой мне по животу.

-Это лучшее, что было в моей жизни… — протянула я.
-Спасибо… — тихо ответила она, забираясь на меня сверху и обнимая меня.

Я задрала платье и мяла ее попу руками, пока она плавно извивалась, лежа на мне всем теплом своего тела. Мои пальцы коснулись упругого колечка ее ануса. Смочив палец слюной, я аккуратно ввела его ей в попу, я боялась, что Диана будет сопротивляться, но она наоборот расслабилась и принялась целовать меня в щеку. Я аккуратно ласкала ее пальцами, вслушиваясь в пульсацию ее плоти. Наконец, ее губы коснулись моего уха, и я услышала шепот, смешанный с горячим влажным дыханием.

-Трахни меня…

Она протянула это так сладко и нежно, что все внутри перевернулось от волнения. Хотелось одновременно нежно расцеловать и жестко изнасиловть ее. Вдохнув аромат ее волос, я приподнялась. Диана послушно слезла и встала передо мной на четвереньки. Я подняла подол ее платья и закинула его ей на спину, ее трусики были уже спущены и болтались у самых ее стоп. Черт, как же меня трясло, как же билось все внутри… Я раздвинула руками ее попу и прижалась к ней лицом, нащупывая губами все самые нежные места ее тела. Мой язык уперся ей в анус, и я как ощутила, как она расслабляет его и ее колечко слегка приоткрывается передо мной. Я лизала ей попу, запуская туда пальцы и аккуратно ласкала ее ими, мои губы спускались к ее киске, собирая ее влагу, а затем поднимались обратно. Диана натужено и коротко стонала, двигаясь тазом то мне навстречу, то просто в разные стороны, отчего иногда было сложно поймать хороший ритм.

Я настолько увлеклась процессом, что даже вспотела, поэтому пришлось скинуть футболку. Откидывая ее на стул, я увидела, что рядом с кроватью стоит пустая бутылка из под вина. Взяв ее и облизав горлышко, я подставила ее к уже немного расширенной попе Дианы и, плюнув на ее дырочку, осторожно ввела внутрь. Посмотрев на лицо Дианы, я увидела что она зажмурилась, а уголки ее рта растянулись, собирая нежные складки, которыми сочно обрисовывались ее щеки. Введя бутылку на несколько сантиметров, я начала слегка потрахивать ее, в то же время пальцы свободной руки я ввела ей во влагалище и быстро задвигала ими там вверх-вниз. Диана издала нечеловеческий стон и тут же зажала рот ладонью. Пальцами я ощутила, как стенки ее влагалища сжимаются и разжимаются, и это еще больше раззадорило меня. Я принялась активно ласкать ее дырочки, стараясь нащупать те точки и те движения, которые доставляют ей максимум удовольствия. Я вся текла, но не могла отвлекаться на себя, слишком занята была Дианой. Она же уткнулась лицом в одеяло и глухо стонала низким протяжным голосом. Я вводила бутылку все глубже, боясь сделать ей больно, но с каждым разом только усиливала ее стоны. Не знаю, сколько это продолжалось, но уже не могла понять, кончает она или нет, все ее движения, голос, пульсация ее тела… Все слилось в одно. Мои руки устали, мышцы горели от ритмичных ласк, преодолевающих упругость ее тела, я остановилась и вышла из нее. Ее попа нежно приоткрывалась от плавных пульсаций в такт ее тяжелым вздохам. Я погладила ее ягодицы.

-Какая ты молодец… Умница моя… — говорила я, целуя ее попу и плавно растирая большим пальцем ее клитор.

Диана приподнялась на дрожащих руках и посмотрела на меня мутными, измученными глазами. Я подползла к ней и поцеловала ее в губы, она завалилась на бок, а я нависла над ней и продолжала целовать ее лицо. Мы сняли с нее платье и прижимались друг к другу голыми телами. Было душно, и она вся взмокла от пота, как и я, но мне хотелось ее именно такую ее. Мы гладили друг друга, сливаясь в один большой комок нежности и страсти, говорить ничего не хотелось, я просто слушала ее тяжелое дыхание, пытаясь вдохнуть в себя ее воздух, чтобы стать еще ближе. Влажные звуки поцелуев, влажные тела, соки ее губ и промежности, и ее руки, которые без стеснения и запретов проникали в мои самые интимные места… В какой-то момент это превратилось в один сплошной оргазм, мне никогда не было так хорошо ни с кем до этого. Можно было все, любая только пришедшая в голову мысль о ее теле сразу же воплощалась и растекалась ее удовольствием по моему языку. Наверно поэтому мы и молчали, говорить об этом было бы слишком стыдно даже тогда. На ее теле, наверно, не было места, которое я бы не попробовала на вкус, то же можно было сказать и про меня. Все было, как в каком-то сне, мы меняли позы, я садилась ей на лицо и терлась об нее промежностью, пока она вылизывала ее, затем мы менялись, и вот уже ее половые губы прижимались к моему носу, а ее ароматная киска растекалась по моим щекам…

Кто-то из нас тихо предложил сходить в душ, и мы отправились в душевую кабину, где мыли друг друга, продолжая ласкаться и целоваться под струями воды. Какое же это было волшебство, аж слезы на глазах, когда вспоминаю, это было какое-то единение душ, сердец и тел, и все одновременно… От этих воспоминаний сердце выпрыгивает из груди, хочется смаковать каждую секунду, пересказывая ее миллион раз все новыми словами, но так и не получится донести всю суть, все чувства. Я помню ее голос, как она неожиданно прошептала мне, что у нее уже нет сил, и она сейчас умрет, и как я целовала ее щеки и губы, по-доброму смеясь то ли над собой, то ли над ней, а может просто от удовольствия.

После душа мы снова легли в кровать и практически сразу же уснули.

14 августа

Проснулись мы довольно рано, я захотела есть, а Диане надо было идти к себе, чтобы лишний раз не злить Эдика. Я звала ее с собой на завтрак, но она сказала, что Эдик тогда совсем обидится и ушла.

За завтраком я встретила Марата. Он был веселым и свежим, много шутил, а я чувствовала себя очень расслабленно и сексуально, я вся светилась от чувства внутренней полноты.

Сразу после завтрака мы пошли на море, там к нам присоединились Диана с Эдиком, мы общались о чем-то вчетвером. Я наблюдала за ребятами, и они казались такой счастливой парой, он прикалывался и немного кривлялся, она картинно обижалась и тут же прощала его. Все это выглядело, как картинка из какого-то фильма, сложно было даже подумать о том, как все сложно было еще несколько дней назад, а может и все еще сложно, просто это такое временное затишье.

Время летело довольно быстро, вот уже мы вчетвером пошли на обед и сидели за одним столом. Марат до этого особо не контактировал с Эдиком, ну относился вроде более-менее нормально, но какого-то интереса не проявлял, возможно, дело в возрасте, или в поступках Дианы, но в тот день они очень много общались и даже, казалось, что почти подружились. В общем, это была какая-то идиллия.

После обеда ребята пошли к себе, а мы с Маратом зашли ко мне в номер, нужно было повесить купальник посушиться. Пока я вешала его на сушилку на балконе, Марат сидел на моей кровати, а я нарочито виляла перед ним попой и вела себя довольно свободно. Закончив свои дела, я подошла к нему и, повалив его на кровать принялась целовать. Все внутри полыхало, было сложно остановиться, я стянула с него футболку и целовала его тело, пока его руки раздевали меня. Я не знаю, так ли мне хотелось его, или нужно было просто чем-то заглушить внутренний огонь. И все было нежно, но в то же время как-то сумбурно и непонятно, я просто отчаянно цеплялась за эту соломинку, было важно, чтобы он взял меня, чтобы как-то успокоил…

by artofx.org

Уже привычным движением я достала его член и, сев сверху, впустила его в себя. Марат стонал в голос, а я двигалась практически бесшумно, и только тяжелое дыхание выдавало во мне наслаждение. Прогнувшись в спине, я отвела руки назад, взялась за его ноги и ритмично двигала тазом вверх-вниз и одновременно вперед-назад, стараясь прочувствовать его член всеми стенками влагалища. Марат гладил мое тело, не переставая тяжело дышать и издавать протяжные стоны, и когда он со стоном сжимал мою грудь, я чувствовала, что это почти то, что мне нужно, и вот еще чуть-чуть… Но ничего не происходило, просто очередная волна удовольствия и его тяжелые стоны.

Я смогла кончить только когда он поставил меня на четвереньки и вошел сзади. Он трахал хорошо, в меру грубо и быстро, целуя мою спину и лаская грудь. Я кончила, после чего он и сам разрядился внутри меня. И хоть мне было хорошо, но как будто чего-то все равно не хватало.

Подмывшись, я вернулась к нему и сказала, что хочу немного побыть одна. Он не спорил и сразу же ушел, а я минут 40 лежала на кровати, думая обо всем. Мне не было грустно, просто я немного боялась себя в таком состоянии. Вдруг я поведу себя как-то совсем неправильно, или травмирую его как-то… Ну понимаю, что бред, но вот какие-то такие мысли, что могу навредить и себе и ему поступками, словами, конкретными действиями.

Чтобы немного развеяться, я пошла к Диане с Эдиком, они были в номере и согласились погулять со мной. Точнее, я хотела погулять с Дианой, а Эдик поначалу увязался с нами, но мы разговаривали на всякие свои темы, ему быстро стало скучно, он увидел своих ребят и ушел к ним. Мы с Дианой пошли в кафе, где сидели и общались около часа.

Особо ничего интересного не было, потом мы еще гуляли, сходили на пляж… Все было как обычно. Вечером Эдик повел Диану в какой-то ресторан, а я сидела на баре с ребятами, с которыми познакомилась пару дней назад: Сережа и Костя. Мы и до этого периодически пересекались, но как-то особо плотно прямо не общались, видно было, что они проявляют интерес, но я особой взаимностью не отвечала, а тут разговорились.

Ближе к ночи мы пересеклись с Маратом и тоже поехали в какой-то ресторан. Там было довольно мило, я надела платье, красиво накрасилась, а он надел брюки и рубашку, я чувствовала себя настоящей леди на выходе. Но горячее чувство, свербящее внутри было сложно унять, как и, наверно, мою натуру в целом. Мы разговаривали обо всем, Марат выпил немного вина, я отказалась от алкоголя вообще, боялась, что мне совсем снесет голову. Да и не хотелось ни есть, ни пить, поэтому я вообще ничего себе и не заказывала кроме свежевыжатого сока.

Когда мы вернулись в отель, то сразу поднялись к Марату. Я уже не могла терпеть и, как только мы вошли к нему, принялась расстегивать его рубашку, а когда покончила с последней пуговицей, опустилась перед ним на колени и, расстегнув его брюки, приспустила их вместе с трусами. Его член был не сильно возбужден, но я довольно быстро исправила это, прижимаясь к нему губами и посасывая головку. Он рос прямо на глазах, а я ласкала его ртом и руками. Марат тем временем снял рубашку и откинул ее на тумбочку.

Достаточно возбудившись, он отстранил меня и повел к кровати. Сам он лег, широко раздвинув ноги и закинув руки за голову, а я, не снимая платья, пристроилась в его ногах и продолжила делать ему минет. Опускаясь ртом на его ствол, я стремилась заглянуть ему в глаза, он смотрел на меня, закусив нижнюю губу и тяжело дышал. Я видела в его взгляде пошлость, животный интерес, желание, но не видела какой-то нежности и открытости. Я снова ощутила себя простой шлюшкой, но мне было наплевать, теперь мне просто хотелось насытиться самой. И я ласкала его губами, заводя головку за щеку, а потом беря его глубоко в горло. Его толстый и крупный ствол был так приятен на ощупь, а его кожа скользила в меру туго, в меру податливо. Он удобно лежал в руке и его было приятно сосать, поэтому я практически вся отдалась этому процессу, впитывая его вкус и жар в себя. Марат кончил достаточно быстро и, хоть я и старалась проглотить все, немного заляпала его брюки, и он отправился их почистить.

Вернулся он достаточно быстро, его полувозбужденный член аппетитно покачивался при каждом его шаге. Я пошла смыть макияж, а когда вернулась, Марат уже лежал под одеялом. Скинув платье, я залезла к нему, мы обнимались и ласкали друг друга.

-Какая ты горячая… — говорил он.
-Тебе нравится?
-Очень…

Мы целовались, в то время, как я нежно дрочила ему под одеялом, ощупывая его головку и яйца. Мне хотелось еще и еще, прямо, как прорвало. Между поцелуями, мы говорили обо всякой ерунде, в это время его пальцы гладили мои соски, и мне было сложно сосредоточиться на разговоре, а он смеялся над этим.

-Возьмешь меня в попу? — предложила я.
-Конечно — выдохнул он и сразу же заворочался.

Я легла на живот, а он начал готовить меня. Его умелые движения очень заводили, и когда его пальцы разминали и растягивали меня, я чуть не кончила в первый раз. Наконец, он подхватил меня за талию и, притянув к себе, поставил на четвереньки. Еще секунда, и что-то упругое и скользкое уперлось в мою попу. Он медленно входил внутрь, и я чувствовала, как моя попа плотно сжимается вокруг его ствола. Было немного больно, но эта боль была очень сладкой… Наконец, он начал двигаться во мне. Я чувствовала, как он растягивает мое тело, приятно напрягая его, и как волнительная дрожь потекла по ногам… Он двигался, тяжело дыша, а когда я повернула голову к нему, то увидела, как он внимательно наблюдает за тем, как его ствол входит в меня. Вдруг мы встретились взглядами, и он на секунду заполнил всю меня, его движение внутри сливались в общее грязное животное удовольствие, легкая боль от которого врезалась в тело желанным наказанием за весь этот кайф. Он наклонился ко мне и, скинув волосы со спины, взял меня за шею сзади. И когда его горячая ладонь обхватила меня, я поняла, что готова кончить.

-Чуть бытрее… — попросила я.

Он ускорил темп, и от нахлынувшего жара в глазах на секунду потемнело, а зрачки закатились вверх. К груди подкатил колючий комок, и я застонала, как будто стараясь выдавить его из себя.

-Да, да… Давай еще, еще немного… Да… Как хорошо… — я повторяла это пересохшими губами, всем телом ощущая, с каким желанием и какой страстью он берет меня. Только от одной это мысли я уже текла…

Марат начал плотно вгонять его в меня, крепко схватив меня обеими руками за попу. Я плавно и продолжительно кончала, стараясь выжать из себя все, что сидело внутри, но никак не получалось. Мои стоны казались мне какими-то пустыми, а оргазм каким-то неполным. Как будто я кончала снаружи, но внутреннее желание еще сидело где-то там… Наконец, Марат вышел из меня и, перевернув на спину, кончил мне на грудь. Он тяжело дышал, а его тело покрылось красными пятнами. Я видела, что вымотала его, да и сама физически чувствовала себя довольно уставшей, поэтому, дождавшись, когда он отстранится от меня, пошла в душ.

Марат присоединился ко мне, когда я уже выходила. Он залез ко мне голый и поцеловал меня в губы, я же погладила его опавший член, вышла из душа, вытерлась и пошла на кровать. Уставший, но удовлетворенный он уснул довольно быстро, я же какое-то время еще лежала, слушая его дыхание, но потом тоже уснула.

15 августа

Мое утро началось с минета. Марат спал на спине, а я залезла к нему под одеяло и ласкала его там, пока он проснулся. В какой-то момент он отстранил меня, и мы пошли в душ, где он посадил меня на приступочку для всяких шампуней и мыл голову, пока я сосала ему. Он кончил, когда я целовала его мошонку, лаская его ствол рукой, и густой сок его удовольствия растекся по моей ладони, переливаясь на лицо. Его опустошенный, но благодарный взгляд под струями душа запомнился мне особенно сильно. Я встала на ноги, а он чуть отошел и смотрел, как я моюсь.

Собравшись, я пошла к себе, чтобы переодеться во что-то более дневное, а Марат пошел на завтрак. Он спрашивал, хочу ли я, чтобы он меня дождался, но я сказала, мол, пусть идет.

Чувствовала я себя все такой же разгоряченной изнутри, как и накануне, и, зайдя в номер, я скинула одежду и долго крутилась перед зеркалом, разглядывая себя. Мне нравится мое тело, а тогда оно казалось мне каким-то особенно приятным, хотя я и набрала немного лишних кило.

Кроме этого, меня никак не отпускала мысль о том, что Диана с Эдиком завтра уезжают, хотелось что-то придумать, как-то провести с ними время. Поэтому, сделав все свои дела, я пошла к ним, но не застала их в номере. Они были на завтраке, там мы с ними и встретились. Они выглядели вполне веселыми, хотя и признались, что уезжать им очень не хочется. И чем дольше мы разговаривали, тем сильнее что-то жгло внутри. Обида расставания, или что-то вроде этого. Не хотелось прощаться, не хотелось, чтобы все заканчивалось вот так… В этот день ребята собирались поехать по магазинам, чтобы купить что-то домой. Я предложила съездить с ними, потому что мне тоже надо было что-нибудь посмотреть, и мы поехали вместе.

Полдня мы были в каким-то торговом центре, а после обида вернулись в отель и сидели у Дианы с Эдиком в номере, общались обо всем, обменялись контактами, и все такое. Вроде время у нас еще было, но грусть уже накатывала, как будто мы вот-вот попрощаемся. День летел очень быстро, и вот мы уже пошли на пляж. Эдик общался со своими ребятами, а мы с Дианой пошли прогуляться. Болтали обо всем и ни о чем, делая вид, что все как обычно, и завтрашний день будет таким же, как и вчерашний.

Вечером после ужина, пока Эдик паковал вещи, мы с Дианой сидели на этаже за столиком возле лестницы.

-Ты сегодня у меня? — спросила я.
-Думала, но Эдик сказал, что нам завтра утром надо еще успеть куда-то там зайти, и мы должны лечь спать пораньше, чтобы все успеть и перелет нормально пережить.
-Ну может ненадолго зайдешь хотя бы?
-Нет, я не могу.
-Но почему?
-Свет… — начала она, но я, кажется, итак обо всем догадывалась.

Ее взгляд бегал по коридору, словно боясь встретиться с моим, и через несколько секунд ее глаза наполнились слезами. Она молча плакала, глядя куда-то в сторону. Я потянулась к ней и взяла ее за руку, ее пальцы были холодными и влажными. Она медленно убрала руку и спрятала ее в складках платья. Вытерев слезы, она продолжила говорить.

-Свет, пожалуйста, у меня будет истерика… Не нужно — тихим голосом сказала она.
-Понимаю, мне тоже грустно от всего этого. Но мы же еще можем встретиться. Можешь приезжать ко мне в гости, или я к тебе. Это ведь нормально.
-Да, но все равно, когда это еще будет…
-Может и довольно скоро… Посмотрим, надо сначала в город вернуться, разобраться со всем и решить… — я как-то более-менее нормально воспринимала все это и могла держать себя в руках, и от этого чувствовала какую-то вину, что не могу тоже расплакаться. Хотя, могла, конечно, но просто было бы только хуже.
-Можно тебя попросить… — начала она.
-Конечно. Что угодно.
-Не провожай нас завтра. Давай, мы с тобой сейчас здесь попрощаемся, и все. А то я боюсь, что не выдержу. Правда, пожалуйста, пусть будет так. Лучше повеселись, отдохни с Маратом, проведи хорошо время, тебе ведь тоже скоро уезжать.
-Хорошо, как тебе будет лучше…

Мы встали с кресел и обнялись. Я поцеловала Диану в щеку, она замотала головой, а ее глаза снова заблестели влагой, и я поняла, что это лишнее. Дальше мы просто стояли и смотрели друг на друга, после чего она развернулась и пошла в сторону своего номера.

-Эдику привет передавай, он хороший парень — сказала я вслед.
-Да, передам — ответила она, не оборачиваясь.

На душе было паршиво. Если честно, отматывая время назад, когда этот день только близился, я думала, что мне будет очень сложно отпустить ее. А тут так вышло… Возможно, сыграло то, что она ярче проявила эмоции, и это как-то заставило меня собраться и не дать волю чувствам. А может быть, я уже успела себя настроить и знала, что вот я вернусь, мы спишемся с ней в соц.сетях, будем общаться, может в гости приезжать друг к другу. А может и нет, и все это так и закончится, но как-то само наличие такой возможности успокаивало.

Я шла по отелю, желая почувствовать легкость и воздушность внутри. Мне хотелось окончательно перебить грусть, и я искала в себе весь позитив, который только могла найти. Понимая, что, надо чем-то себя занять, я пошла в номер, надела белье, подаренное Маратом платье, привела себя в порядок и отправилась к бару, где-то там должен был быть Марат, может придумаем что-то с ним.

Марат и правда был там, мы пообщались с ним немного, после чего он сказал, что сейчас уедет куда-то, но ночью вернется, и что я могу дождаться его, потусить с кем-нибудь пока. Я согласилась, делать все равно было нечего.

И я ходила по бару и общалась с разными знакомыми, выпивая то с одними, то с другими… В итоге, выпила довольно сильно. Сама не заметила, как-то настроение подсказывало, что хочется забыться, и я особо не сопротивлялась этому желанию. Ко мне подсели Костя с Сережей, они активно подливали мне вино, шутили, смеялись…

Мы довольно приятно и весело общались, парни заигрывали со мной, мне это нравилось, и я отвечала взаимным флиртом. Сережа сидел сбоку и в шутку пытался подсмотреть мою грудь под платьем, это было пошловато, но вполне весело. Они рассказывали про то, как играют в баскетбол, что участвуют в турнирах, про какие-то спортивные особенности, которых я не понимала, но все равно слушала с интересом, чем-то цепляли они меня, наверно открытостью и живой энергией, с которой они обо всем говорили. Так же, интересовались мной, и очень удивились, когда узнали, что в общем-то никаким профессиональным спортом я не занимаюсь, им почему-то казалось, что я спортсменка. Может это просто был такой комплимент, но тогда я прямо загорелась от этих слов, это похвала прямо попала в точку

-Попа-то у тебя подкачанная. Приседаешь наверно? — спрашивал Сережа.
-Ну да, бывает — смеясь, отвечала я.
-Да и икры в форме — продолжал он, касаясь пальцами мою ногу.

Чувствуя себя очень расковано, я приподнимала ногу на носке и слегка покачивала ей, а Сережа, нагнувшись к столу и смотря на меня снизу-вверх, одобрительно кивал головой. Парни делали мне комплименты, и я уже чувствовала себя неловко, но Костя взял еще вина, и я снова расслабилась и улыбалась им. Включили громкую музыку, и Костя, наклонившись ко мне предложил:

-Может пойдем в более тихое место?
-Давайте — согласилась я.

Сережа куда-то отошел, а мы с Костей вошли в холл отеля. Голова немного кружилась, но я старалась идти твердо и не подавать виду, что что-то не так. Ну и у меня это вроде как получалось, во всяком случае, мне так кажется.

-Куда мы пойдем? — спросила я.
-Да давай ко мне поднимемся на этаж. Чтобы Серега нас нашел. А дальше видно будет.
-Ладно. А куда он ушел?
-Ему надо к себе подняться, забрать кое-что.
-Так может мы вместе с ним пошли бы?
-Да не, он быстро.

Костя придерживал меня за талию, пока мы шли до лифта, я чувствовала его теплые руки, и внутри что-то приятно покалывало. Зайдя в лифт следом за мной и дождавшись, когда дверь захлопнется, Костя прижал меня к стене, мы посмотрели друг другу в глаза, и его взгляд спустился к моим губам, я выгнула спину, чуть отодвигаясь от него и закусила нижнюю губу. Во мне загорелся огонь, сердце стучало, по ногам пошла дрожь, но лифт остановился, и Костя повел меня в коридор. Мы шли мимо закрытых дверей, когда Костя неожиданно снова прижал меня к стене, я обхватила его руками и наши губы соединились в долгом поцелуе. Закрыв глаза, я пыталась забыться еще глубже, пока его руки гладили меня. Я выгибала спину, стараясь прижаться к нему животом, он обхватил меня за талию и, приподняв, понес по коридору, мои ноги болтались, не находя под собой пола, а я продолжала целовать его, тая и сгорая в нахлынувших чувствах.

Поставив меня на пол у одной из дверей, он открыл ее и втолкнул меня внутрь. Там было темно, я наугад скинула туфли и, сделав несколько шагов в темноту, почувствовала, как его руки обхватили меня, а губы, прижавшись в плечу, заскользили по моей коже. Внутри все вскипало, я запрокинула голову и он поцеловал меня в шею. Духота комнаты била в голову, я вся текла, и было наплевать на все, лишь бы это продолжалось, но Костя резко отстранился и, пройдя по комнате, включил торшер и открыл балкон. Номер был похож на мой, только был дополнительный шкаф, дверь в туалет находилась немного в другом месте, а кроме настольной лампы стоял еще и торшер (который включил Костя).

-Какая ты красивая — сказал Костя, подходя ко мне и снова прижимая к стене.
-Ты тоже ничего — тяжело дыша, рассмеялась я.

Мы снова целовались, я кусала его губы и извивалась в его руках, мне хотелось тереться об него всем телом, это было просто космическое чувство, лучшее, что вообще может быть — так мне тогда казалось. Я гладила его живот, а после начала расстегивать его джинсы, мне поскорее хотелось сделать это с ним, чтобы он оказался внутри, чтобы видеть эту страсть в его глазах, отдаваясь ему прямо здесь и сейчас. Но Костя остановил мои руки.

-Подожди, подожди… — его шепот зазвучал у меня в ухе, и я отпустила руки.
-Что не так? — я тяжело дышала и мне с трудом удавалось выговаривать слова
-Все так, просто подожди немного.

Он отпустил меня, открыл дверь и, выглянув в коридор, негромко крикнул.

-Давай скорее!
-Все, иду… — послышался голос откуда-то издалека Сережи.

Он оставил дверь приоткрытой и снова вернулся ко мне, взял меня за руки и поцеловал. В комнату вошел Сережа, я видела краем глаза, как он просочился мимо нас, а затем ощутила его руки на талии. Внутри что-то разорвалось, я не знала, что делать, была пьяна, все горело и зудило, Костя взял меня за подбородок и его язык пробрался мне в рот. Я начала задыхаться, руки Сережи заскользили по моему телу, мне стало дурно, я откинула голову назад и Костя пригнулся ко мне, прижимаясь к открытому участку груди губами, Сережа тем временем стягивал с меня платье. Я не могла это контролировать, одежда упала на пол, он расстегнул бюстгальтер, и я скинула его сама. Костя спустился ниже и его влажные губы коснулись моего соска. Все было, как в каком-то тумане, Сережа взял в ладонь другую мою грудь и сильно сжал ее.

-Какая она… — тихо сказал он.
-Да… — ответил Костя, отрываясь от моей груди и глядя мне в глаза.

Руки Сережи сжали мою попу. Я не видела его, но было такое впечатление, что он изучает меня. Он шлепнул меня несколько раз, черт, я чувствовала себя такой шлюхой, и это чувство взрывало меня изнутри, алкоголь бился в висках, все ходило ходуном, и эти руки, повсюду руки, и их дыхание, и голоса… Ааа… Бля, бля… Это было невыносимо, хотелось лечь, расправить руки и просто плыть по течению, отдаваясь всему, что есть на этом свете. В своей голове я была наверно самой сексуальной в мире. Ощущая на себе это желание парней, я сходила с ума, моей головы не хватало на то, чтобы полностью осознать все и думать трезво, мне просто хотелось их обоих, и было вообще все равно, что там будет потом.

Обняв Костю, я прижалась к нему голым телом, ощутив животом твердый край его джинсов, моя грудь уперлась в него через футболку, ткань которой приятно щекотала соски. Сережа продолжал трогать меня сзади, одобрительно выдыхая разные звуки. Теперь его пальцы пролезли мне между ног и плавно гладили меня там. Я не могла ровно стоять, постоянно виляя попой на руке Сережи, и он активно подыгрывал мне своими движениями. Оторвавшись от моих губ, Костя немного отстранил меня и горячим шепотом сказал:

-Опустись ниже…

Я повиновалась его желанию и опустилась перед ним на колени. Сережа подошел сбоку, и краем глаза я увидела, как он расстегивает шорты, Костя в это время снимал ремень и расстегивал джинсы. Я помогала Косте, когда краем глаза увидела, как сбоку Сережа опустил шорты с трусами и потянулся ладонью к моей голове. Повернувшись к нему, я увидела его член, он был среднего размера, с оголенной головкой и большими яйцами. Ровный, с небольшими прожилками, головка раздувалась, а дырочка в ней была слегка приоткрыта. Я посмотрела вверх и встретилась глазами со взглядом Сережи, он подошел на полшага, и его член практически коснулся моих губ, я обхватила его в кулак у основания и взяла головку в рот. Свободной рукой я уже нащупала оголенную плоть Кости и гладила ее ладонью, готовясь так же принять в себя.

Сердце разрывалось от горячего возбуждения. Я сосала им по очереди, пока они смотрели на меня сверху, тяжело дыша и поглаживая меня по голове. Костя подвинулся ближе к Сереже, видимо, чтобы мне было удобнее ласкать их. Его ствол был побольше и слегка загибался вверх, крайняя плоть ровно обхватывала головку, но двигалась легко, и когда я ласкала его рукой, пальцами мне почему-то постоянно хотелось чувствовать ее край. Вкус у них был разный, точнее, разный привкус, у Кости как будто чуть более соленый, но вообще я была слишком занята ими, чтобы пытаться как-то основательно различить. Это сложно описывать, потому что это скорее эмоции, чем действия… Их взгляды, их дыхание, их реакции на прикосновения — у каждого своя, и каждая разжигала меня все сильнее и сильнее.

Я текла, как последняя мразь, иначе и не скажешь, это просто была какая-то сбывшаяся мечта, и я забыла обо всем, лишь бы наслаждаться этим. Поначалу было немного неудобно, но потом я как-то нашла свой ритм, и вроде у меня получалось уделить нужное время каждому. Во всяком случае, судя по тому, что меня не торопили и не трогали, позволяя сделать все самой.

Затем Костя отошел поправлять кровать, а Сережа взял меня за голову и принялся несильно потрахивать в рот. По подбородку потекла слюна, и он остановился, чтобы я могла вытереться. Вытираясь, я смотрела, как передо мной стоит его член, и практически залипала на это.

-Давайте сюда — послышался голос Кости, Сережа обернулся, отступив на шаг, и я увидела, что Костя уже лежал на кровати, расставив ноги.
-Вставай — коротко и тихо сказал мне Сережа.

Я залезла на кровать и, встав на четвереньки перед расставившим ноги Костей, снова взяла у него в рот. В этот момент руки Сережи легли мне на попу, он спустил трусики, и я почувствовала, что что-то упругое входит в меня… Я закрыла глаза. Костя взял меня за волосы и принялся насаживать мой рот на свой член. Я старалась заглатывать глубже, но движения Сережи не давали мне сосредоточиться, он трахал меня не очень быстро, но постоянно сбивался и менял темп.

Они делали это молча, слышалось только их напряженное дыхание, я же застонала практически сразу, как Сережа начал двигаться во мне, сдерживаться было невозможно. Приподнимая голову над членом Кости, я открывала глаза и стонала, пытаясь отдышаться, Костя же в это время ласкал себя рукой и трогал меня за лицо, гладил по щекам и по голове. Сережа неожиданно ускорился и начал ударяться о мою попу со звонкими шлепками, я выпрямила руки в локтях и громко замычала, по всему телу от головы до ног прошла сильная дрожь, Костя приподнялся и поймал рукой мою быстро раскачивающуюся грудь, мне хотелось поцеловать его, но он смотрел на мое трясущееся тело, а когда наконец мы встретились глазами, он снова лег и опустил мою голову на свой член. Не передать словами, как мне нравилось это, но я все никак не могла расслабиться.

Через несколько минут Костя отстранил меня и, потянувшись к тумбочке, взял с нее презерватив, раскрыл фольгу и натянул его на свой член.

-Ты теперь будешь? — спросил его Сережа.
-Да — ответил он и потянул меня к себе.

Я села сверху, на подставленный им член, и тут же начала двигать тазом. Костя закрыл глаза, и взял меня за грудь обеими руками. Сережа снял презерватив и сел рядом, я потянулась к нему и взяла у него в рот. Теперь Костя придерживал меня за попу и быстрыми движениями глубоко трахал меня. Член Сережи пах презервативом, но это нисколько не мешало, даже наоборот, как-то обостряло ощущение от того, что он буквально только что был во мне, и теперь в благодарность я должна была обслуживать его ртом. Вообще, вся воля в тот момент куда-то ушла, я была просто куклой в их руках, и это был такой кайф…

Потом Костя вылез из-под меня, встал сзади и трахал меня так, пока я ласкала Сережу. Рот уже устал, я больше работала руками, но ему это, похоже, нравилось. Он раскинулся на кровати, закрыл глаза и гладил меня по голове. Все было как будто в какой-то спешке, мальчики старались удовлетвориться, а я старалась удовлетворить их, это все, что меня тогда волновало.

Костя трахал меня довольно долго, и когда вышел, положил меня на спину, снял презерватив, обильно кончил мне на живот и пошел в ванную. Сереже в это время навис надо мной и ритмично трахал меня в рот несколько минут, а потом достал свой член из меня и еще полминуты дрочил перед моим подбородком, пока я ласкала его головку губами, после чего кончил мне на лицо и немного на грудь.

Я тяжело дышала. Когда они кончали, все внутри меня напрягалось, как будто я мысленно влияла на их удовлетворение, а сейчас я чувствовала расслабленность и внутреннюю усталость. Теперь мне и вовсе казался этот секс каким-то непонятным и странным. Как будто я реально была игрушкой, которая так до конца и не поняла правил игры.

Сережа сидел на краю кровати и молчал, я встала и пошла в ванную, чтобы умыться. Там у раковины стоял Костя, он показал мне рукой на душ и вышел.

Я чувствовала себя шлюхой, голова немного очистилась, и теперь пришло чувство вины перед собой. Не такой вины, как когда ты совершаешь плохой поступок… Сложно передать… Я не винила себя именно за то, что сделала. Просто как осознание какого-то позора, что ли, кем для них я сейчас являюсь, и что они теперь будут смотреть на меня только, как на шлюху. С другой стороны, я должна была скоро уезжать, и какая вообще разница… Но все равно. Даже то, что я моюсь в душе Кости, а они там наверно сидят сейчас и обсуждают все, что было… Это одновременно и заводило и не давало покоя. Мне словно хотелось предугадать их мысли, и чтобы они при этом соответствовали моим ожиданиям, чтобы и они относились к этому так, как отношусь я.

Я вышла из душа, завернувшись в белое полотенце, Сережа куда-то ушел, в номере был только Костя, он сидел в трусах и наблюдал за мной. Мы немного поговорили о чем-то, пока я собиралась, а потом я ушла.

Я вернулась к себе в номер. Помнила, что меня ждет Марат, но идти к нему не хотелось. Да и как-то не знаю, как я вообще приду после такого? В общем, заиграла совесть. И я лежала, мастурбируя и мысленно возвращаясь туда, придумывала, как я могла повести себя иначе, сделать все красивее, развратнее, эротичнее… Можно было вернуться к ним, как-то продолжить, но я боялась, что ничего дальше не получится, что это будет глупо, да и вообще, оправдывала свою эту нерешительность тем, что чувствовала усталость и пора было спать…

16 августа

Проснувшись, я сразу пошла на завтрак. Марат сидел за столом один, я подсела к нему, извинилась, что не пришла вчера, подробностей говорить не стала вообще никаких, как и оправданий. Просто, мол, так получилось. Ну, вроде, он отнесся нормально и не выглядел обиженным. Мы разговаривали о планах, я должна была улетать на следующий день и хотела немного пройтись по магазинам, посмотреть каких-нибудь сувениров, или просто вещей. Марат сказал, что знает пару мест и предложил съездить со мной, я согласилась. Позже к нам подсел Стас, он был все таким же веселым, как и в день нашего знакомства. Стас, по-моему, единственный человек, который вообще не менялся за все это время, и это заряжало каким-то позитивом.

После завтрака мы с Маратом пошли в мой номер, мне надо было собраться ехать за покупками, а он был готов. Сборами, конечно, дело не ограничилось, как только мы зашли, первым делом Марат начал приставать ко мне. Не было чего-то особенного, он просто начал трогать меня, обниматься и т.д. Я была не сильно против, просто не хотелось терять много времени, поэтому мы зашли в ванную, я нагнулась у раковины, он спустил с меня шортики и быстро трахнул. Я не кончила, да и настроение как-то было не такое, я все думала о том, что надо купить и не могла отойти от этих мыслей. Зато он кончил мне на попу, все потекло между ног, из-за чего пришлись потратить еще минут 5 на короткий душ ниже пояса.

По магазинам мы ходили пол-дня и после обеда приехали обратно. Особо вроде ничего такого не купила, так, по-мелочи, но денег потратила много, что огорчало, конечно.

Вернувшись в отель, мы снова пошли ко мне, чтобы положить сумки. И снова Марат начал приставать, на этот раз времени было больше, поэтому мы долго целовались, легли на кровать, он лег сверху, сдвинул мои шортики, оголил грудь и вошел в меня. Я обняла его ногами, все это было как-то очень обыденно, что ли. Его движения во мне, я закрыла глаза и сосредоточилась на своем теле, расслабилась, его теплое дыхание и глубокие стоны, его губы на моем лице, я кончаю, оргазм, тело трясет, прижимаюсь к нему… Его движения продолжаются. Затем он выходит из меня, я сажусь на край кровати и делаю ему короткий минет, принимаю все в рот, глотаю, он целует меня в щеку. Как-то даже и вспомнить особо нечего.

Остаток дня мы провели на пляже, общались со всякими знакомыми, плавали, загорали. Вечером поехали в ресторан отметить завершение моего отдыха. Поели, выпили, а когда вернулись в отель, пошли к Марату, где опять занимались сексом. Он мял мое тело в руках, как будто хотел выдавить из меня все соки, а я механически двигалась на нем, стараясь выжать как можно больше удовольствия для нас обоих. Опять же, рассказать даже особо и нечего, потому что не было никаких новых эмоций, да и просто как-то в памяти это не особо отложилось. В принципе, это был обычный хороший секс, ну такой, довольно активный, в меру страстный, в меру развратный. И можно было бы посмаковать, поописывать. Но он был и прощальным, а от такого ждешь чего-то особенного, поэтому и все эти смакования кажутся мне какими-то серыми и недостойными того, чтобы об этом писать.

Когда мы закончили и уже лежали в постели, я попросила Марата, чтобы он не провожал меня. Мне казалось это правильным, да и до сих пор кажется. Он не стал спорить.

Собравшись, я пошла к себе в номер, была ночь, но нужно было немного растолкать вещи, потому что с утра надо было уже выселяться, а у меня было все уже довольно обжито. Я собирала вещи и плакала. Было грустно от того, что все заканчивается, что больше не увижусь с Маратом, да и вообще со всеми. На самом деле, было не прямо супер-грустно, но все равно хотелось поплакать, такое бывает.

17 августа

Как и положено, утром я сходила на завтрак, дособирала вещи, сдала номер, а потом за мной приехал микроавтобус, и я поехала в аэропорт.

Несколько часов, и я была уже у себя в городе, ехала в такси до дома. Все это время меня занимала дорога, все куда-то двигалось, и я как-то двигалась вместе со всем, и мысли были какими-то отстраненными, не хорошими и не плохими. Просто думалось о своем.

Когда я уже зашла к себе в квартиру, кинула вещи и села на диван, внутри что-то перевернулось. Стало невыносимо тоскливо и серо. Я вспоминала все эти моменты, которые описывала на протяжении 3-х частей, да и не только их, понятно, что вообще многие вещи, разговоры, мелкие детали остались, так сказать, за кадром. Вспоминала и все это блядство, что я устраивала, и какие-то милые моменты, больше всего вспоминала Диану.

Конечно, я сразу же написала ей, как приехала, но легче не становилось. Об этом тяжело говорить, потому что не хватает слов. Думая обо всем, что было, я как будто больше не чувствовала себя собой. Как будто настоящая я осталась там, в отеле, а все, что происходит теперь — это что-то другое И что вот я выйду сейчас из комнаты, и снова окажусь там. И в это реально верилось. Я не могла найти себе место. Это была не такая грусть, когда можно поплакать вечерок, а на следующий день жизнь продолжается. Нет, и я тогда уже понимала это.

Заключение

Жизнь продолжилась. Снова городские проблемы, Витя, Андрей, нужно было готовиться к учебе… Но я все никак не могла снова найти себя в привычном ритме жизни. И через неделю, и через две, и дальше. Конечно, я адекватно и нормально себя вела, не сходила с ума и все такое. Просто накрывшая меня апатия никак не проходила, не хотелось вообще ничем заниматься, ничего не было интересно, я никого к себе не подпускала. Даже с подругами общаться практически перестала. Казалось, что все теперь неважно, лучшее уже позади, и уже никогда не будет ничего достаточно хорошего, чтобы радоваться этому.

Каждый день мы переписывались с Дианой, и с каждым днем я все больше понимала, что тот мир, который я построила там с ней, он длился всего несколько дней, но заменил собой целую жизнь. А теперь она для меня закончилась, я оказалась выкинута на ее край. Никогда прежде я не переживала ничего такого. Да, бывало грустно, бывало больно, но чтобы так… И Диана для меня была единственной лазейкой в ту самую реальность. Я приходила домой, ложилась на кровать, и мы переписывались до глубокой ночи, и это было все, чем я жила.

Любовь ли это? Я не знаю, мне страшно называть это так. Это просто какое-то духовное слияние, мы не были одним целым, но как будто продолжали друг друга. То, чего не хватало во мне — было в ней, и наоборот. Мы подходили друг другу идеально. Но я не знаю, любовь ли это. В конце концов, я не видела с ней реального будущего. В том плане, что это как будто такая игра, в нее можно погрузиться, но рано или поздно все равно придется выныривать. Но от этого не становилось легче, даже наоборот. Чувствовалась несправедливость, что все устроено именно так. Долго растягивать эти мысли не хочется, думаю, я пробовала, но от этого они не становятся более ясными.

Что касается Марата, мы тоже продолжили общение, но тут итак все более-менее понятно, не думаю, что это может быть особо интересно.

Нужно было находить в себе силы делать что-то дальше. Я немного запустила себя, поэтому решила начать с возобновления походов в зал. Так же началась учеба, появились какие-то дела… И мне удавалось забываться в этой рутине.

Я писала этот текст сначала на волне воспоминаний, потом в нахлынувшей апатии от безысходности, и вот заканчиваю вроде более-менее все осознав. Внутренние барьеры трещат по швам, я изменилась. Наверно, изменилась скорее в плохую сторону, если думать так, как думает большинство людей. Точнее даже не прямо изменилась, а приняла в себе еще больше вещей, которые боялась принять до этого. Это, как, вот ты открываешь что-то в себе, и думаешь, нет, это не я, я не должна такой быть, это неправильно, это нужно поскорее забыть. Но вот приходит момент, и ты понимаешь, что это и есть ты, здесь и сейчас, и можно играть с собой в прятки или догоняйки, или как это назвать все. Но суть в том, что от этого уже просто так не убежать и не отшутиться, оно есть, и остается только принять. Я переживала такое и до этого, но здесь это чувство ударило по мне настолько сильно, что я не узнавала себя. Как будто я познакомилась с новым человеком и вдруг сама стала им, оказалась в его голове.

И это все так просто и так сложно. Не хочется делать пока никаких конечных выводов, посмотрим, как все будет дальше.

Привет из настоящего

Сделаю небольшое включение. Вот прошло уже несколько месяцев с тех пор, как выложила предыдущий пост, сейчас уже конец года, и я наконец планирую выкладывать этот). Почему так получилось? Об этом я, возможно, расскажу как-нибудь в другой раз, там наверно и правда есть, о чем рассказать. Но, если вкратце, то разом навалились разные дела, проблемы, впуталась в довольно жесткую, но веселую историю… В общем, то банально не было времени заняться, то не было настроения и желания.

Перечитав все, соглашусь со своими выводами. Отметить только хочу, что эти внутренние изменения, о которых я говорила, действительно проявили себя. Как-то неудобно говорить о себе в таком ключе, но вот как-то так чувствую, что поделать.

Не знаю, когда это все появится, надеюсь за сегодня-завтра успеть, но Новый год, сами понимаете, может придется и подождать пару дней. Но, в любо случае, конечно, если вы это читаете, значит я уже выложила, и все хорошо).

Ну а если вам интересно читать то, что я пишу, можете подписываться на мой канал в телеграме: https://t.me/privateblog. Так вы точно не пропустите ничего нового от меня. Опять же, если вам интересно читать всякие такие мысли. Подписываться и потом жаловаться, что я каждый день жопы и сиськи не выкладываю не нужно)).